Катеринушка – душа реформ царя Петра

admin
2 августа 2020
6 599

Всем известно, что Пётр Великий «поставил Россию на дыбы», а его дочь Елизавета Петровна «довела» наши войска до взятия Берлина. Между тем отечественная история замалчивает или однобоко показывает ту, кто «творил» реформы вместе с Петром и без кого в принципе не было бы Елизаветы, – императрицу Екатерину Первую. А ведь именно она стала зримым символом перехода Руси на европейские культурные рельсы. И ей посвящена наша статья. 

Она по-настоящему была Первой. Первой русской царицей, покинувшей заточение в тереме и открыто появлявшейся в обществе. Первой иностранкой, оказавшейся на престоле (за исключением Марины Мнишек). Первой (и единственной!) простолюдинкой, связавшей свою жизнь с мужчиной из Дома Романовых. Первой русской царицей, отправлявшейся в красивых платьях на курорт, а не, укутавшись в шубы, на богомолье.

О первых годах ее жизни известно мало. Дата рождения варьируется от 1683 до 1686 года. Родом она была из Прибалтики, национальность доподлинно неизвестна, но некоторые специалисты склоняются, что, скорее всего, она была латышкой с польскими корнями…

Достоверно известно лишь то, что девочка по имени Марта (с фамилией тоже вопросы: то ли Скавронская, то ли Василевская) росла сиротой в Мариенбурге, в доме лютеранского пастора Эрнста Глюка, человека образованного и утонченного, прославившегося переводом Библии на латышский язык. Тем не менее Марту в его доме не научили даже азам грамоты. Зато выдали замуж в августе 1702 года за шведского драгуна Иоганна Крузе. Через несколько дней после свадьбы Мариенбург был захвачен русскими, и драгун пропал без вести.

Есть также версия о том, что он успешно воевал с русскими, был взят в плен под Полтавой, когда у его супруги было уже несколько детей от русского царя. Неразумный драгун упомянул об этом – и якобы (якобы!) оказался в Сибири, где уже точно пропал без вести.

К слову, позже Пётр нашел часть родни своей супруги, часть явилась к императорскому двору сама. Этим людям пожаловали денег, кому-то еще и графское достоинство. На этом великие дела их закончились, и мы так и не знаем, были это родные или двоюродные сестры, братья и племянники государыни. Скорее всего, Марта родом из простой семьи, хотя кое-кто поговаривал о том, что она незаконнорожденная дочь дворянина. Ну разве может императрица обойтись без «голубой» крови?!

 

Пастор Глюк перешел на русскую службу, переехал в Москву, основал здесь первую в стране гимназию, где лично долгие годы преподавал иностранные и древние языки, в часы досуга писал стихи по-русски и должен по праву считаться одним из основателей отечественной образовательной системы. А Марта то ли попала в плен, то ли искала выгодное место. Она оказалась сначала в доме фельдмаршала Шереметьева, потом – всесильного царского фаворита Александра Меншикова на правах привилегированной прислуги и хозяйской возлюбленной.

Осенью 1703-го Марта познакомилась с царем Петром и вошла в его… «гарем». Поначалу она оставалась в доме Меншикова, но уже очень скоро под новым именем (Катерина) переселилась в Преображенский дворец, где была принята в штат сестры Петра, Натальи Алексеевны, иногда уступавшей своих фрейлин брату. По делам.

Здесь молодая женщина родила своему возлюбленному двоих сыновей (оба умерли во младенчестве). В 1707 или 1708 году Марта превратилась в Екатерину Алексеевну Михайлову, что указывает на важное изменение в ее положении.

Во-первых, до сих пор любовниц иной веры Пётр не крестил. Во-вторых, крестным Екатерины стал сын царя Алексей. Честь, однако. Наконец, ей дали фамилию, которой царь пользовался, когда хотел оставаться инкогнито.

Отправляясь в печально известный, бесславно проигранный Прутский поход (1711 год), Пётр объявил Екатерину перед родственниками своей супругой. Во время похода новоявленная царица проявила мужество и благородство. Она пожертвовала своими драгоценностями для подкупа турок, что позволило избежать возможной гибели или плена русской армии. Награда не заставила себя ждать, и 19 февраля 1712 года в церкви Исаакия Далматского в Петербурге состоялось венчание, почетные роли в ходе которого играли дочери венчавшейся четы: Елизавета (будущая императрица) и Анна. В 1713-м в честь Екатерины был учрежден первый женский русский орден – Святой Екатерины. 7 мая (18 мая по новому стилю) 1724 года она была коронована (до того дня женщин на Руси не короновали).

После смерти Петра Великого (1725 год) его воля и влияние «птенцов гнезда Петрова» сделали бывшую прачку (на самом деле скорее экономку, «прачкой» Екатерина называла себя в шутку, подчеркивая свое не царское происхождение) самодержавной правительницей России. В нашей историографии принято рисовать ее бездарной, неграмотной, ничего не значащей, пьющей, зато ласковой и снисходительной к тяжелому характеру и любовным интрижкам супруга, способной его успокоить, снять любой приступ безудержного царского гнева. Словом, по мнению некоторых историков, великий царь был долгие годы счастлив с полной… дурой. И даже пренебрег ради нее выгодными браками с западными принцессами.

Но давайте не будем унижать Петра. Все мы люди взрослые, и для нас совершенно очевидно, что подобного быть просто не могло. Да, писать Екатерина не умела, зато отлично знала несколько языков, включая русский, и умела выбирать людей. Благодаря ее заботам очень достойное для того времени образование получили ее дочери. Елизавету же вообще готовили в наследницы престола, вместе с матерью она знакомилась с делами и… подписывала за неграмотную матушку указы.

В годы правления Екатерины I были завершены работы по созданию мечты ее супруга – Академии наук, учрежден орден Александра Невского, организована и профинансирована (несмотря на трудности) экспедиция Витуса Ионассена Беринга, датчанина на русской службе. Согласитесь, это явно поступки не глупой женщины. Беринг со своими людьми доказал, что Азия и Северная Америка (Чукотка и Аляска) не соединены никаким перешейком (как предполагали до него), ну и по дороге заодно составил карты восточной оконечности России и открыл с десяток островов.

Впрочем, наше дело – красота. Напомним: до Петра русские женщины не покидали терем, их красоту измеряли весом, лица рисовали косметикой заново, а мода не менялась веками.

При Петре, не без помощи и примера Екатерины, это полностью изменилось. Отныне дамы были обязаны появляться в обществе и представлять там свои семьи. Европейское платье, на кринолине и с глубо-о-о-ким вырезом, стало обязательным. Головные уборы замужних женщин, полностью скрывавшие волосы (ранее открыть их вне спальни или бани считалось позором), уступили место сложным, вычурным прическам. Императрица стала душой балов, приемов, праздников и парадных прогулок. Везде она появлялась в окружении блестящей свиты из одетых по последней моде дам, наглядно пропагандируя новый эстетический идеал, новый внешний вид и новую манеру поведения женщины.

О внешности Екатерины есть два мнения. Утонченно-изящная маркграфиня Вильгельмина Байрейтская вспоминала о ней так: «Она была мала ростом, толста и черна; вся ее внешность не производила выгодного впечатления. Стоило на нее взглянуть, чтобы тотчас заметить, что она была низкого происхождения. Платье, которое было на ней, по всей вероятности, было куплено в лавке на рынке; оно было старомодного фасона и всё обшито серебром и блестками. По ее наряду можно было принять ее за немецкую странствующую артистку. На ней был пояс, украшенный спереди вышивкой из драгоценных камней, очень оригинального рисунка в виде двуглавого орла, крылья которого были усеяны маленькими драгоценными камнями в скверной оправе. На царице было навешано около дюжины орденов и столько же образков и амулетов, и, когда она шла, всё звенело, словно прошел наряженный мул».

Безусловно, это свидетельство очевидца. Только есть такое слово: «зависть». Не одна родственница изысканной маркграфини поглядывала с интересом на русского царя в бытность его холостяком. Что до платья и драгоценностей, то ради Екатерины Пётр отступал от своей обычной экономности: чтобы подчеркнуть статус любимой супруги, покупал ей лучшие кареты, лошадей, платья (и точно не на рынке), лучшие драгоценности. Далеко не богатая очевидица тех исторических событий вряд ли могла себе позволить хоть немного «маленьких драгоценных камней в скверной оправе», которые так не понравились ей на Екатерине.

Остаются «толщина» и «чернота». Но в моде как раз полные дамы. Глядя на портреты Екатерины, легко заметить, что она не полнее остальных дам того времени, а талия и грудь, подчеркнутые обязательным корсетом, безупречны с точки зрения эпохи. Мала ростом… Но рост тогда еще не был мерилом привлекательности.

Слово «чернота» особенно бросается в глаза… И навлекает мысли о явных намеренных неточностях в описании! Ведь речь идет о прибалтийке! К тому же в начале XVIII столетия дамы покрывали лицо пудрой полностью. Немецкая же путешественница видела императрицу не в спальне, а в официальной обстановке, где ее величество обязательно была сильно напудрена и накрашена. Кстати, другие современники императрицы, наоборот, часто в своих воспоминаниях отмечают контраст между светлой кожей (свойственной как раз уроженцам Прибалтики) и ярким здоровым румянцем Екатерины. Таким образом, не надо быть Холмсом, чтобы догадаться: Вильгельмина, упоминая темный (смуглый) цвет лица, элементарно приводит «доказательство» простонародного происхождения ее императорского величества.

 

Мужчины же были к императрице добрее, особенно если не являлись врагами… России. Один дипломат писал о Екатерине так: «В настоящую минуту (имеется в виду 1715 год. – А.А.) она имеет приятную полноту, цвет лица ее весьма бел с примесью природного, несколько яркого румянца, глаза у нее черные, маленькие, волосы такого же цвета, длинные и густые, шея и руки красивые, выражение лица кроткое и весьма приятное».

Современники отмечают роскошные густые и длинные волосы Екатерины (в отличие от многих дам она не носила париков и даже не пользовалась для «усовершенствования» прически накладными локонами), темные же бархатистые глаза с удивительно длинными ресницами, здоровый румянец и непривычные для женщин позапозапрошлого столетия физические силу и выносливость. Последняя не только помогала ей сопровождать повсюду мужа, но и свидетельствовала о прекрасной физической форме императрицы: Екатерина изумительно ездила верхом, совершала верховые прогулки почти ежедневно. Это… фитнес того времени! Своего рода гимнастика, помогавшая худеть, тренировать разные группы мышц и иметь хорошую осанку, отмеченную даже дипломатами-недоброжелателями.

«Немногие умели пришпорить лошадь с такой грациозностью, как она», – писал современник. Именно Екатерина приучала к верховой езде толстых (по-настоящему) и неповоротливых российских дам, а еще ловко танцевать с вечера до самого утра. Благодаря своему здоровью и выносливости Екатерина сопровождала супруга в его постоянных скитаниях по обширной империи, жила полевой жизнью (немыслимо для дамы того времени!), преодолевала большие расстояния как в карете, так и верхом, одного за другим рожала детей… И конечно же, играла свою роль в управлении страной, ибо Пётр считал жену свою умной и не раз с нею советовался.

Екатерина была ласковой, понимающей женой, женой – соратницей своего мужа, женой-другом и при этом успевала оставаться заботливой матерью, входившей во все мелочи жизни своих детей. Забегая вперед, отметим трогательный нюанс: после смерти Екатерины в ее вещах были найдены бережно упакованные игрушки и личные вещи умершего ребенка, сына, царевича Петра Петровича.

В пору своего брака Катеринушка (как называл ее супруг) активно боролась за здоровый образ жизни. Повсюду, начиная с собственной семьи. К сожалению, основной проблемой царя Петра было принятое в его окружении беспробудное пьянство, даже среди дам. Вопреки бытующему мнению, Екатерина долгие годы изо всех сил сражалась с пороком мужа, старалась хотя бы приучить его пить не что попало, отбирала для него «тонкие» вина и другие качественные напитки, следила (приходилось) за здоровьем царских наложниц.

В любом месте, в военном походе и в далекой провинции, Екатерина тщательно заботилась о питании супруга, отбирала для него лучшие продукты, никогда не гнушалась готовить сама и одновременно активно пропагандировала новые, незнакомые европейские продукты и рецепты среди своих подданных. Она сильно разнообразила русское меню. Царица любила обилие овощей и фруктов, которые считала намного полезнее сладостей. Всегда настаивала на том, что продукты, особенно фрукты и овощи, салаты, должны быть свежими. Сохранились данные о награде, врученной ею поставщику самого свежего, отборного салата ко двору.

Страстной любовью императрицы стали курорты, посещение которых было еще не особенно популярно в Европе и совершенно незнакомо в России. Там она заставляла своего супруга отдыхать, а сама проходила курсы по общему оздоровлению организма, омоложению кожи и укреплению волос. Говоря современным языком, первая отечественная императрица предпочитала СПА и пользовалась курортами для активного ухода за своей внешностью.

Все инновации того времени она хотела попробовать, сначала на своих фрейлинах, а потом уже и на себе. Если был видимый эффект, лекари-косметологи щедро награждались.

При себе Екатерина всегда держала медика и не менее двух опытных камеристок, обученных разнообразным методикам уходов: скрабам, массажам, наложению масок, маникюру. Не будет преувеличением назвать этих людей элитой индустрии красоты того времени. Их знаниями и умением царица активно делилась: в ее свите прислуга ближних дам могла пройти обучение, бесплатное.

К сожалению, пользовались этим не все: многие считали методы европейской косметологии дьявольскими, неприемлемыми для православного человека. Царица же отличалась хорошей кожей и ухоженностью. Декоративной косметикой пользовалась активно, согласно европейской моде. Тем не менее ее макияж никогда не был вызывающе ярким, прически не отличались вычурностью, хотя до строгой простоты, которой придерживался Петр, Екатерина не снисходила: роскошь царила во всем, вызывающая роскошь, но никого эпатажа! Никаких «последних писков моды»! Никаких экспериментов над своей внешностью. Впрочем, есть сведения, что, возможно, однажды, сопровождая мужа во время военного похода, Екатерина остриглась. Причина этого (если инцидент действительно имел место) неизвестна. Можно предположить болезнь, только не заражение вшами: вши тогда нередко обитали на головах знатных дам, но никто особенно на это не жаловался.

Особое внимание Екатерина уделяла рукам. Не брезгуя работой на кухне и рукоделием (она лично вышила серебром камзол, который Пётр одел во время ее коронации), натирая их во время верховой езды, Екатерина регулярно ухаживала за руками дома, на курортах принимала ручные ванны из минеральных вод, а также ванны для всего тела.

Царская чета обожала СПА Карлсбада (Чехия), где Пётр лечил свою мочекаменную болезнь. Ну как тут было не основать в России флот… Нет! Конечно! Водный курорт! По желанию государя и при «рекламной поддержке» государыни вблизи Петровских заводов (это нынешний Петрозаводск) появился первый российский курорт – Марциальные воды. Именно туда почти насильно отправляли первых лиц державы: светлейшего князя Меншикова (от болезни легких), вдову старшего брата Петра, царя Ивана Алексеевича, царицу Прасковью Фёдоровну, генерал-адмирала Апраксина, архимандрита Феодосия, князя Ивана Юрьевича Трубецкого.

Народ помельче на курорты гнали одним грозным царским взглядом или нежным советом царицы. На Марциальных водах Петрозаводска не лечили ничего конкретно, здесь проводили общее оздоровление организма вкупе с многочисленными чисто косметическими процедурами. Последние предназначались как для дам, так и для кавалеров, хотя сам Пётр косметологией брезговал.

 

Второй источник был открыт в 90 верстах от Тулы, рядом с Угодскими заводами, и тоже быстро превратился в курорт, здесь императорская чета отдыхала от обильных застолий в честь коронации Екатерины.

Обратите внимание, что курорты располагались рядом с заводами. Полезные источники искали, изучали и проверяли. Проще всего это было сделать там, где была научная и исследовательская база, то есть рядом с заводами, куда приезжали иностранные ученые и инженеры. Не удивляйтесь! Тогда не существовало такой четкой специализации, как сейчас, и инженер обязательно разбирался в широком спектре наук, в том числе в добыче полезных ископаемых, что уже так близко к минеральным водам!

Тщательный уход за собой и своим здоровьем сыграл с Екатериной злую шутку. Будучи и так значительно моложе супруга, она, когда Пётр начал недомогать, сохранила молодость и бодрость. В результате – глупая любовная интрига с юным придворным, разоблачение и… грань развода. Потом прощение, примирение на очень короткое время: вскоре Пётр умер.

Его смерть сделала Екатерину правящей государыней, властительницей могущественного государства. Сама она не правила, это делали за нее. А вот свое дело по внедрению европейского эстетического идеала, моды, косметологии и методик оздоровления ее величество активно продолжила. Только не до конца.

Смерть мужа сильно поразила императрицу, она стала пить (больше принятого тогда, запоями), искала забвения и развлечения в балах до рассвета и обильных застольях.

6 мая 1727 года Екатерина Первая умерла. Похоронена она была только 29 мая 1731 года, одновременно с мужем и дочерью Натальей, когда Петропавловский собор достроили.

Екатерина была Первой. Первой во многом. И нам не следует забывать, что, пока ее супруг «рубил окно в Европу» в сфере военного дела, флотоводства и коммерции, она тащила к нам оттуда (преодолевая мощное сопротивление недоброжелателей!) моду, красоту и саму индустрию красоты. Именно императрицу Екатерину по праву мы должны считать одним из основателей отечественной индустрии красоты.

Оставить комментарий

Нажимая кнопку, Вы даете согласие на обработку персональных данных