БИДЕРМАЙЕР – скромное обаяние буржуазии

admin
2 августа 2020
8 111

БИДЕРМАЙЕР – скромное обаяние буржуазии Веками эстетический идеал представлял собой ИДЕАЛЬНЫЙ образ, своего рода парадный портрет. Красивый человек должен был олицетворять собой недоступное обычному смертному величие. А того, что роскошная мантия из горностая служила курортом для блох, следовало не замечать. Важный шаг к объединению красоты и реальной жизни был сделан на рубеже XVIII и ХIХ веков, когда коренным образом изменились правила гигиены: чистота тела и белья стала обязательной. Ощутите разницу: ранее была красива королева, теперь – просто ухоженная дама.

Настоящим коренным переломом можно считать бидермайер – первый в истории стиль, воспевавший комфорт повседневного быта, удобство, покой и простые человеческие радости. Впервые эстетическому идеалу могли соответствовать обычные люди, без претензий на богоизбранность. Во многом это было связано с ростом влияния буржуазии, людей, имевших деньги и желавших здесь и сейчас комфорта, а не быть воспетыми в легендах.

Название родилось от коллективного псевдонима трех поэтов: фон Шеффеля, Людвига Эйхорда и Адольфа Касмауля, печатавших в немецкоязычных журналах под именем господина Бидермайера сатирические стихи, высмеивавшие то, что поэты и художники гневно называли «пошлостью, засильем быта и мещанством». Но это не помешало получению наслаждения от обычной жизни, стремлению к комфорту и нарочитой сентиментальности войти в моду. Истоки бидермайера – традиционные взгляды немецких бюргеров на красоту и удобство, в 1820–1840-е годы покорившие всю Европу.

Причины подобного успеха просты: во-первых, аристократия теряла власть в обществе, на смену ей шла буржуазия с совершенно иным менталитетом. Во-вторых, многочисленные немецкие княжества поставляли невест и женихов всем ведущим правящим семьям Европы, включая Романовых. Выросшие в относительной бедности, научившиеся ценить вкусную еду и удобные вещи, немецкие супруги приносили с собой в новые семьи стремление к уюту и простым земным радостям. Именно такими были жены Александра Первого, Николая Первого и многих-многих-многих наших великих князей.

Германия дала общие ориентиры. При этом законодателями мод в одежде и макияже остались Франция (здесь этот стиль называют по имени короля Луи-Филиппа, опиравшегося именно на крупную буржуазию, а не на обнищавших дворян) и Англия (на престоле которой утвердилась немецкая по происхождению династия).

Важный момент: бидермайер – все-таки стиль элиты общества. Он расширил ее за счет верхов буржуазии, но не включил в нее представителей среднего и мелкого бизнеса и народ. Людей с недостаточно большим количеством денег эстетический идеал еще не касался.

Не случайно продолжала сохраняться мода на аристократическую бледность лиц, особенно женских. Дамы прятались от солнца под широкими полями шляп (шутники говорили: поля шляп таковы, что их обладательницы ничего не видят и не слышат) и ажурными зонтиками. Допускался лишь легкий румянец на щечках. Согласно правилам этикета постоянно смущаться и при этом краснеть было необходимо. Но! Слегка краснеть и не очень долго! Склонность к излишнему покраснению кожи считалась дурным тоном.

Высоко ценились большие «говорящие» одухотворенные глаза (черные, голубые и синие), максимально длинные кукольные ресницы, яркие небольшие, но не тонкие губы, достаточно заметные брови (слишком густые считались грубыми, незаметные – недостатком). В Европе в моду вошли лица с мелкими чертами, несколько кукольные, с наивным полудетским выражением. Благовоспитанные дамы обязаны были всегда быть готовыми чему-то удивляться, чему-то умиляться и чем-то любоваться (природой, животными, детьми, стихами и прочими мелочами).

В эпоху бидермайера и бытовавшего почти одновременно с ним в искусстве романтизма возрастные рамки красоты сдвинулись в сторону юности. Ранее самой красивой считалась дама в расцвете лет – распустившийся взрослый цветок. Девушки были лишь скромными «бутонами». Присущее бидермайеру воспевание семейных радостей сделало некорректным ухаживание за матерью семейства, в результате «взрослым» красавицам пришлось уступить свой трон более юным особам.

Воспользуемся моментом и заметим: именно во время бидермайера появилась специальная детская мода. До этого детей одевали почти так же, как взрослых. Появилось уважение к детству, отныне родители должны были умиляться своими детками и обязательно играть с ними, вместе гулять, заниматься их образованием, а не скидывать на гувернанток. Детство было признано особым периодом человеческой жизни (а не подготовкой к ней, как считали ранее). Бытовые портреты детей того времени – играющих, гуляющих, шалящих, возящихся с симпатичными щенками и котятами (да-да, восхищение «котиками» досталось нам от бидермайера!) – отлично это иллюстрируют.

Но вернемся к взрослым. Внешность женщины должна была быть максимально естественной. Лишь в свободолюбивой Франции и имперской помпезной России (где бидермайер сильно изменился и получился намного более парадным и претенциозным) дама из высшего света могла позволить себе совсем небольшой естественный макияж: светлую пудру в тон кожи, блеклые румяна, реже – каплю туши, блеск для губ. Дамы в более консервативных странах красились «тайно»: так, чтобы декоративная косметика улучшила их, но не была заметна.

Именно тогда появилось четкое разделение на дневной макияж и более заметный вечерний. Важную роль сыграло освещение: вечернее сделалось в силу технического прогресса намного ярче, лица дам выступили из тени, декоративная косметика на них оказалась на виду. И это тоже повлияло на сокращение ее использования.

Отсутствие моды на декоративную косметику усилило интерес к косметологии. Разнообразные уходы и омолаживающие процедуры пользовались огромным спросом у дам, нередко к ним прибегали и мужчины. Процветали разнообразные методы глубокого очищения кожи: скрабы и механические пилинги, маски – химические пилинги с природными кислотами, отбеливающие маски, серии процедур для борьбы с акне.

Проблема подростковых прыщей была особенно актуальна, ведь выход в свет, начало посещения приемов и балов – важнейший рубеж, отделявший девочку от девушки. Все стремились начать «выезжать» как можно раньше, так дамы получали больше времени на поиск удачной брачной партии. Это была единственно возможная тогда «карьера», от этого зависело всё будущее девушки. Разумеется, брать штурмом состоятельных холостяков, имея на лице и в модном глубоком декольте «сердечком» некое количество прыщей, было совершенно безнадежно.

Родинки вышли из моды. Если ранее их считали пикантными, то отныне относили к дефектам кожи. Тогдашняя косметология мгновенно предложила множество средств для их осветления. Появились и зачатки «травмирующих» методик: родинки удаляли при помощи прижигания или, если они держались на ножке из кожи, срезали. Анестезией служил крепкий алкоголь. Им же обеззараживали ранки.

Одна беда: дамам пользоваться услугами косметологов было… стыдно. Признаться в получении услуг профессионалов считалось равносильным признанию в своей непривлекательности, в наличии дефектов внешности или даже кожных болезней! Вот почему салонов тогда не открывали. Врачи-косметологи, как и парикмахеры, приходили к клиенткам на дом. (Не могли же приличные женщины раздеваться в чужом месте?!) Примечание: даже врачей и портних состоятельные дамы «вызывали», а не посещали. Вот и открылась причина длительной маскировки профессиональных косметологов под людей других профессий: врачей, парикмахеров, представителей портновских ателье. И женщины, и еще более мужчины стеснялись открыто пользоваться услугами косметологов, а пригласить к себе другого профи было престижно, даже если он тайком торговал косметикой или оказывал услуги на ней. Нередко в обучение к профи поступали молодые служанки, становившиеся потом камеристками знатных дам. Это был довольно почетный, легкий и хорошо оплачиваемый труд.

В принципе, именно в это время число специалистов с навыками косметологов резко выросло и их услуги стали доступны даже людям среднего достатка. То же произошло и с косметикой (как декоративной, так и ухаживающей), она стала массово производиться и покупаться достаточно широким кругом лиц.

Холить и лелеять свое тело в открытую можно было только на модных лечебных курортах, куда приезжали целыми семьями, в том числе с целью омоложения внешности. Но и тогда пили минеральные воды в компании людей из светского общества в специально построенном помещении, бювете. А ванны из тех же вод и прочие процедуры принимали строго уединившись. Почти все курорты того времени – настоящие спа-курорты с очень хорошо развитой инфраструктурой.

Мужчинам тоже было желательно иметь белую кожу лица и рук, но загар уже считался вполне допустимым для жителей Юга Европы и обитателей многочисленных колоний. Более того, богатые смуглые плантаторы и купцы вошли в моду и оказались окружены романтическим ореолом.

Еще одно важное новшество: выделение детства как особого периода жизни человека стимулировало бурное развитие детской ухаживающей косметики.

Мы называем бидермайер демократичным и комфортным стилем, но не будем забывать: женщины из высшего общества еще были полностью вычеркнуты из любой деловой жизни. Они занимались лишь семьей (дом вела прислуга) и светскими обязанностями. Прически и одежда соответствующие: они сложные, наряд было трудно надеть и нелегко носить, он не предназначался для работы сложнее чтения книги; прически требовали для своего создания длительного времени и представляли собой настоящие произведения искусства.

Состоятельные женщины причесывались каждый день при помощи приходивших на дом профессиональных парикмахеров (мужчин) или специально обученных камеристок. Первые были престижнее и дороже, более свободно владели техническими инновациями того времени. Ведь именно во времена бидермайера стали широко распространяться различные способы окраски волос, их обесцвечивание при помощи перекиси водорода; необычайную популярность приобрели многочисленные способы завивки: при помощи горячих щипцов, на папильотки (на сухую и различные составы, последние помогали локонам держаться лучше и несли ухаживающую функцию за счет растительных компонентов). Прическа имела огромное значение, она находилась на виду, поскольку женские платья открывали шеи, нередко имели глубокое декольте и тем самым «выставляли напоказ» именно голову.

Волосы чаще всего расчесывали на прямой пробор. После часть волос укладывали в низкий пучок на затылке, короны из кос или шиньоны на макушке или висках. Популярны были гладкие полукружия из волос (прямых и кос) на висках и валикообразные формы надо лбом, данную основу обрамляли четкими правильными, нисколько не претендовавшими на естественность локонами. Нередко локоны собирали в каскад на затылке или сбоку. Часто по бокам или на затылке оставляли «ленты» из волос, которые элегантно перекрещивали и закрепляли заколкой из золота с яркими драгоценными камнями или украшенной искусственными цветами. Одно время в моде господствовали асимметричные прически. Пучки и шиньоны для сохранности и красоты покрывали сетками. Волосы более чем обильно украшали гребнями, искусственными цветами, лентами, бантами, драгоценными заколками. Вечером замужние дамы носили в волосах перья.

Ранее практически все женские прически создавались к вечеру. Непарадность бидермайера стимулировала разделение причесок на утренние, дневные, вечерние и парадные. Первые и вторые ранее «не принимали в расчет»: волосы укладывали максимально просто, дома их «держали» в виде косы или «хвоста», простенького пучка. Недаром русские классики часто писали: «вышла простоволосой» (спешно, не причесавшись). Теперь же дама причесывалась несколько раз в день, не менее двух. Часто утреннюю и дневную прическу выполняла камеристка, а вечернюю – профессиональный парикмахер.

Огромным спросом стали пользоваться накладные пучки, вкладыши для увеличения объема пучков и шиньонов, накладные локоны и косы, торсада (жгуты из искусственных волос, декорированные цветами и заколками). Не очень богатые или любившие разнообразие дамы брали их для торжественных выходов у парикмахеров напрокат. То, что у дамы часть волос «не своя», было заметно. Но на это все спокойно закрывали глаза. Кроме того, съемные локоны можно было совершенно безжалостно завивать горячими щипцами, а для «родных» волос дамы предпочитали более щадящие методики.

Раньше шляпа дамы была частью прически (ее не снимали даже в помещении). Теперь в неторжественных случаях дама могла снять шляпу. И фасоны изменились: шляпы стали своеобразными футлярами для сохранения причесок. Именно такую функцию выполняли капоры с объемным футляром на затылке и широкими полями вокруг лица.

Мужчины носили волосы короткие, но не настолько, чтобы они не нуждались в укладке. В моде были вьющиеся локоны у основания лба и бакенбарды. Превыше всего ценилась естественность, и только самые гламурные щеголи решались завивать волосы волнами при помощи щипцов и папильоток. Нередко именно такие модники становились героями карикатур. Военные предпочитали носить усы, а люди старшего поколения – небольшие ухоженные бороды. Художники, артисты, музыканты и революционеры разных сортов любили отращивать волосы до плеч и гордились своими локонами (часто созданными щипцами стилиста). Красить волосы мужчинам было стыдно, но кое-кто рисковал.

Красавицы эпохи бидермайер были намного полнее современного идеала красоты. Им надлежало иметь округлые, полные, достаточно широкие плечи, длинную шею, высокую пышную грудь, тонкую талию (корсет в помощь) и максимально пышные бедра, тонкие щиколотки и запястья (как бы перетянутые по сравнению с остальной фигурой). Модное платье помогало сформировать желаемый силуэт, прежде всего за счет юбки: число нижних юбок было невелико, часто носили только одну; каркаса под платьем не было, однако за счет специально вшитых в необходимых местах валиков юбка имела форму шара с плоским низом. Она стала значительно короче: до щиколоток у дам, на ладонь-две выше щиколоток у очень молодых девушек и до середины икры у девочек. Ранее такое сочли бы безумно непристойным. Укороченные юбки открывали миру не только туфельки, но и то, что считалось нижним бельем: длинные панталончики с игривыми оборками. Белье дамы носили исключительно белое (даже под темные платья), украшенное вышивкой гладью, ришелье и кружевами.

Зрительный акцент на талии делал широкий пояс с пряжкой или приколотой сбоку брошью. Линию плеч подчеркивали рукава, одно время очень широкие у плеча и сужавшиеся к запястью (их «романтично» именовали «окорокообразные» или «баранья нога»). Форму рукавам придавали вкладки из китового уса или набитых пухом валиков. Чуть позже рукава носили расширяющиеся от локтя к запястью, у платьев из толстой ткани данная часть нередко шилась из более тонкого и легкого, почти бельевого материала и могла меняться и стираться отдельно.

В холодное время года для прогулок и походов по магазинам, в храм дамы надевали платья под горло из толстых пальтовых тканей, они заменяли и просто платье, и уличную одежду. Для дополнительного тепла в помещении и вне его активно пользовались шалями и меховыми накидками.

В помещении женщины продолжали носить обувь без каблука с завязками на щиколотке. Но уже появились практичные женские башмаки до щиколотки на шнуровке с относительно тупыми носами и небольшим широким каблуком – намного более крепкие и удобные в носке.

Модная мужская фигура также предусматривала широкие плечи и тонкую талию. Вся одежда была облегающего силуэта (кроме плащей). Ватные и пуховые подкладки помогали увеличить грудь, сделав ее слегка навыкате, и ширину плеч. Мужчины носили темные фраки со светлыми, часто полосатыми или клетчатыми жилетами и светлые брюки. Экономные хозяйки заказывали для своих мужей жилеты из остатков ткани от своих повседневных платьев. Благо на женские платья уходило очень много ткани и до полутора метров обязательно оставалось. Тем более что ткани часто продавали не на метраж, а готовыми отрезами «примерно необходимой длины». Но вот показаться в обществе в таком «наборе» супругам означало нарваться на обвинения в крайней скупости.

Одежда на мужчине должна была сидеть как влитая и ни в коем случае не быть мятой! С этой целью верхняя одежда для торжественных выходов шилась почти исключительно широкой, ею служили плащи с пелеринами и без, часто с прорезями для рук и несколькими застежками. Большой популярностью пользовалась английская модель плаща (гавелок) – плащ без рукавов с пелериной. Плащи носили исключительно черные на светлой или яркой подкладке. Если же мужчина отправлялся по делам, верхней одеждой служили посаженные по фигуре, обладающие длинными рукавами рединготы и новинка – пальто.

Мужская одежда в стиле бидермайер комфортна, удобна в носке, не марких цветов. В ней достаточно легко управлять запряженным парой горячих лошадей кабриолетом (аналогом современного авто представительского класса), удобно писать, перебирать бумаги, много ходить. Это одежда для жизни, для дела, для действия.

Стиль бидермайер не изменил кардинально ни моду, ни эстетические взгляды, ни индустрию красоты того времени. Он сделал другое большое дело: благодаря бидермайеру значительно расширилось число тех, кто тщательно ухаживал за собой, кто считал это обязательным для себя при своем не самом высоком положении на социальной лестнице. В 20–40-е годы ХIХ века мода об руку с косметологией шагнули из дворцов в дома состоятельных (даже не богатых!) горожан. Это был первый шаг к тому, что мы имеем сейчас, когда у всех социальных слоев общества один эстетический идеал.

Оставить комментарий

Нажимая кнопку, Вы даете согласие на обработку персональных данных