Кристиан Диор: роскошь и женственность

admin
2 августа 2020
3 591

Кристиан Диор: роскошь и женственность После черной полосы обязательно будет белая! Так думали очень многие люди после завершения Второй мировой войны. Они устали от лишений и страха смерти, от бытовых тягот и разлуки с любимыми. Женщины хотели снова быть красивыми, женственными и желанными. Тем более что их было много, а мужчин – мало. И конкуренция между представительницами слабого пола как никогда усилилась.

Развитие общества и его эстетического идеала – единый процесс. Не случайно мода 20–40-х годов идеально соответствовала Великой депрессии и войне: практичные наряды, в которых можно работать наравне с мужчинами; никаких корсетов, пышных и длинных юбок – наступление унисекса, триумф практичности; короткие, не требующие сложных уходов стрижки; яркий призывный макияж наперекор старомодным условностям…

В 1945 году общество откровенно захотело другого. Первым на этот запрос ответил француз Кристиан Диор. Разоренному войной Парижу, в котором продукты выдавались по талонам, а кремы для лица и рук считались роскошью, он вернул славу столицы моды, подарив всему миру свой знаменитый New Look.

Кристиан Диор родился 21 января 1905 года в городе Гранвиле в Нормандии, в самом нелегкомысленном, консервативном и холодном регионе Франции, в семье состоятельного торговца химическими удобрениями. Несмотря на рождение пятерых детей, его мама Мари-Мадлен считалась красавицей и славилась своими элегантными нарядами. Женщина прошлого, XIX столетия, мадам Диор предпочитала женственные роскошные вещи прорывавшемуся в моду равноправию полов. Любительница шляп и цветов – именно она стала для сына идеалом.

Родители готовили Кристиана к карьере дипломата, но он увлекся искусством и в 1928 году открыл художественную галерею, выставляться в которой не стеснялись ни Матисс, ни Пикассо. Закрыла галерею Великая депрессия, она разорила старшего Диора и оставила семью буквально без гроша. Удары на этом не закончились: умерла мать, у брата обнаружили психическое заболевание.

Кристиану Диору не по карману оказалось даже собственное жилье. Он поселился у художника и актера Жана Озенна, продававшего портным и в журналы рисунки одежды. Продать Озенну удалось и рисунки Диора, эскизы шляп от будущего великого кутюрье даже стали печататься в престижном издании Le Figaro Illustre.

Далее короткий перерыв на войну и возвращение в 1941 году в оккупированный Париж, где с местным населением обращались далеко не так сурово, как на захваченных территориях Советского Союза. Продолжалась относительно нормальная жизнь, и Диор был принят на работу в известный модный дом Люсьена Лелонга (к слову, бывшего одно время супругом манекенщицы русского происхождения Натали Палей, красавицы из красавиц, дочери великого князя Павла Александровича). Лелонг был известен тем, что пытался нести моду в массы, он первым из своих парижских коллег стал продавать линию недорогой одежды прет-а-порте и параллельно с одеждой выпускал разнообразные духи.

Опыт создания Лелонгом духов особо заинтересовал Диора. Кристиан считал духи дополнением личности женщины, завершающим штрихом ее наряда. В 1942 году Диор организовал парфюмерную лабораторию и разработал несколько ароматов, так родилась знаменитая ныне компания Christian Dior Perfume. Первой ее продукцией стали такие всемирно известные духи, как Miss Dior, Diorissimo, Diorama. Их фирменный стиль отличался непривычной для 40-х годов роскошью: упаковка из фактурной бумаги в рубчик, атласные ленточки, нежная гамма – серый, розовый, белый, медальоны в стиле Людовика XVI. Всё это резко контрастировало с окружающей действительностью, но именно тем и пришлось по вкусу людям.

Кристиан Диор стал первым использовать в духах эссенции ландыша и ванили, обладающие нежным и очень женственным запахом.

В 1946 году нашему герою удалось заручиться поддержкой богатого текстильного магната Марселя Буссака, вложившего деньги в создание собственного дома моды Dior, расположившегося на недешевой улице Монреаль. По опыту работы с духами начинающий кутюрье уже знал, что он предложит миру: то, чего не было во время войны.

И вот 12 февраля 1947 года манекенщицы впервые за многие десятилетия вышли на подиум в донельзя женственных платьях: с сокращенным вариантом, но кринолина! В пышных юбках! В нарядах с глубокими вырезами! Затянутые в корсеты! Это было возвращение к отвергнутой борьбой за равноправие женственности и непозволительной во время войны роскоши.

«Это New Look («Новый взгляд»)», – написала о коллекции Диора американка Кэрмел Сноу, бывшая тогда главным редактором журнала Harper’s Bazaar. Сам Диор называл коллекцию «венок»: пышные юбки любимых светлых тонов напоминали ему цветы. Коллекция была рассчитана исключительно на богатых дам, ведь Европа еще лежала в руинах, масса людей бедствовала. Тем не менее успех Диора был ошеломительным, несмотря на злобную критику со стороны коллег. Коко Шанель вообще не считала Диора модельером. Она выступала за женскую эмансипацию и возвращение кринолина и корсета встретила потоком сарказма. Другой известный модельер, Кристобаль Баленсиага, критиковал Диора за безумное количество ткани (на одно платье уходило от 9 до 72 метров!) и якобы ужасный крой.

Много ткани – не только женственно и красиво. Платья в стиле New Look носили женщины из всех слоев общества (хотя бы по праздникам). Это нагружало текстильную промышленность разных стран, оставшуюся после войны без военных заказов, и помогло поднять экономику Франции (она издавна известна искусными ткачами). Тут невольно вспоминается, что спонсором Диора был текстильный магнат.

Продажи дома Dior росли с каждой минутой. Покупатели проголосовали за него своими кровными франками. И не только франками. Состоятельные американки (именно они стали движущей силой моды благодаря отсутствию военных действий на территории США) бросились в Париж. Одной из первых наряды от Диора стала носить Мэрилин Монро. За ней подтянулись другие известные актрисы: Эва Гарднер, Ингрид Бергман, Рита Хейворт, Марлен Дитрих, а также представительницы королевских семей, включая герцогиню Виндзорскую и юную наследницу престола Англии, известную нам под именем Елизавета Вторая. Огромный международный спрос на Диора вернул обнищавшему Парижу славу столицы мировой моды.

При этом одежда от Диора была… неудобной. Выполнять физический труд в ней было совершенно невозможно. Обычные платья весили около 4 кг. Вес вечерних доходил до 30 кг.

Первый силуэт от Диора – «песочные часы»: хрупкие покатые плечи, прилегающий лиф, подчеркивающий пышную грудь (в моду снова вошли накладки для груди и бедер), тонкая талия (корсет позволял утягивать ее до 50 см), изящные, но достаточно широкие бедра и широкая юбка ниже колена, но выше щиколотки (до пола в вечерних вариантах). Кринолин представлял собой конструкцию из одного слоя жесткой ткани на китовом усе чуть короче юбки. Поверх него надевались обычно 1–3 слоя нижних юбок из светлой тонкой ткани или сетки. Часто кринолин заменяли жестким основанием балетной юбки-шопенки.

Вскоре к данному силуэту Диор добавил еще 22. Самыми знаменитыми и востребованными стали силуэты в виде цифры 8, букв Н, А и Y. Всех их объединяют две вещи: подчеркнутая женственность фигуры и нарочитое изящество.

До Диора женская мода ХХ века многое заимствовала у мужской, он же разработал несколько новых элементов одежды специально для женщин. Первым стал барный пиджак с широкой баской на линии талии – вещь для выхода на улицу, посещения ресторана и прочих «деловых» мероприятий. Барные пиджаки шились из атласа и шелка.

Вместе с пиджаком можно было надеть еще одну «деловую», по мнению Диора, вещь: его фирменную юбку-карандаш длиной чуть ниже колена, формировавшую специфическую женскую походку маленькими шажками с умеренным вилянием частью между поясом юбки и ногами. В наши дни такие юбки рекомендуют дамам, склонным к передвижению бегом и размашистым строевым шагом, как тренажер.

Диор же ввел в дневной и вечерний гардероб длинные пышные юбки, которые надевали с декольтированными топами, блузками и жакетами. Благодаря особому крою такие юбки не мялись даже во время перевозки.

Новая мода потребовала от женщин нового отношения к себе. С 20-х годов в тренде были загорелые спортсменки с плоскими телами, стремившиеся к активному образу жизни и максимальному похудению. Женщины от Диора имели традиционную женскую фигуру, которую следовало осознанно формировать. Если ранее были приемлемы любые физические нагрузки, то в конце 40-х и в 50-е годы ХХ века появляются специальные комплексы упражнений для женского тела: для стройности ног и тонкости талии, для высокой груди, для ликвидации лишнего на «животике» (без вмешательства в пышность бедер!).

Те, кому не помогала гимнастика, массово стали прибегать к корректирующему белью, вспомнив корсеты и пышные нижние юбки (накладки на грудь и бедра отчасти встречались даже в 30-е).

Зрительно исправлять фигуру помогал и великолепный крой: нижняя юбка всегда плотно облегала бедра, не имела сборок на талии и резко расширялась ниже бедер за счет кроя и воланов. Длина юбки на ладонь ниже колена придавала фигуре женщины удлиненность и подчеркивала стройность ног. Линию талии Диор приподнял выше естественной на 3–5 см (в зависимости от роста дамы), что «удлиняло» ноги и, если это было необходимо, позволяло отвлечь внимание от слишком широких крупных бедер. Пояс (часто контрастного цвета) также подчеркивал талию. Важным аксессуаром стали крупные круглые пуговицы, они располагались вдоль фигуры: оптически увеличивали рост и тем стройнили даму.

Зауженные рукава длиной 3/4 или 7/8 и полагавшиеся к ним длинные перчатки зрительно удлиняли руки и пальцы, создавали впечатление хрупкости и ранимости.

Волосам надлежало быть ухоженными и аккуратными. Никакой небрежности. Поэтому распущенные волосы вышли из моды. А вот длинные вернулись. Во время войны многие остриглись, чтобы тратить меньше шампуня или мыла и легче, простите, вшей вычесывать.

Женщины от Диора зачесывали длинные волосы наверх и укладывали в сложные пучки (при недостатке волос внутрь вкладывали валики из шерсти подходящего цвета или… собственных вычесанных некогда волос). Большую популярность приобрели прически, рассчитанные на ношение шляпок, как больших, так и маленьких, державшихся на голове при помощи специальных шпилек.

Не собирать в пучок допустимо было только полудлинные волосы. Стрижки открывали лоб или имели небольшую челку, были очень четкими и требовали обязательной ежедневной сложной укладки: мягких, но не небрежных (не способных рассыпаться) волн и локонов. Для этого полудлинные волосы тщательно завивали. Дама в бигуди, покрытых сеточкой или косынкой, – именно тогда появился этот образ, символизирующий захваченную врасплох женщину.

В России очень популярны британские детективные сериалы про мисс Марпл и патера Брауна. Обратите внимание: в нескольких из этих фильмов в полицию или за преступником срочно бегут женщины в бигуди – вот он, тот самый образ. В этих же фильмах (старый вариант мисс Марпл с Джоан Хиксон в главной роли) и в образах графини и ее племянницы Банти прекрасно представлена мода от Кристиана Диора. Графиня даже упоминает, что одевается у него.

Ухаживать за волосами, чтобы они выглядели согласно требованиям Диора, было хлопотно: короткие полагалось мыть и укладывать каждый день, длинные – не просто содержать в чистоте, но и иметь крепкие, густые, блестящие. Стали востребованы не только шампуни, но и разнообразные средства для ухода. Именно это, а также то, что во время войны производство продукции для волос резко сократилось (от мыла все-таки сложнее отказаться, чем от шампуня), простимулировало промышленность самых разных стран обратиться к выпуску препаратов для ухода за волосами. Неслучайно многие итальянские и французские производители средств для парикмахерского дела основали свои компании именно в 50-е годы.

Макияж в стиле New Look не был ярким и кричащим, как полагалось в 20-е и 30-е годы; акцент перешел с губ на глаза. Лицо должно было быть естественным, лишенным вульгарного вызова обществу, но при этом четко, грамотно и полностью накрашено и обязательно красиво и индивидуально. Декоративная косметика не формировала внешний вид (как в 20-е), но подчеркивала достоинства и скрывала недостатки лица, что требовало значительных умений. Накраситься верно стало целой наукой. Основой макияжа служила светлая пудра (загар из моды вышел – слишком изнежены были для него дамы от Диора). Румяна предпочитали тоже нежных тонов: светло-светло-розовые или светло-персиковые. Губы обводили контуром нейтрального тона, помаду выбирали чуть ярче натурального цвета губ или ограничивались прозрачным блеском. Встречались также классические алые тона – на выход. Тени нередко игнорировали, если же носили, то ближе к наружным уголкам глаз. Тона – в цвет глаз или платья.

Фаворитом красивых женщин стала тушь для ресниц. В те годы химикам пришлось хорошенько потрудиться над формулами удлиняющей или придающей объем туши, именно такая требовалась для придания фирменного взгляда дамы 50-х годов. Господствовал черный цвет: подводкой подчеркивали контур глаза, часто – с достаточно значительными стрелками, корректировали форму бровей, делая их элегантными, четкими и при этом основанными на натуральной форме (а не нарисованными заново). Завершающим аккордом служило изрядное количество туши. Активно применялись щипчики для завивки ресниц и выщипывание бровей.

Что очень важно для индустрии красоты – кожа должна была быть чистой и здоровой, гладкой и блестящей. Декоративной косметики наносили не много, так, чтобы она могла скрыть эстетические проблемы кожи. Как всегда, подобный подход стал мощным толчком для развития косметологии. Тем более что за время войны у многих женщин из-за лишений и отсутствия ухода кожа сильно пострадала. И за те же годы медицина совершила настоящий прорыв в лечении повреждений кожи (ран, ожогов, вызванного бактериями нагноения или воспаления ран). Подобные открытия из военной сферы шагнули в косметологию.

Выросла за годы войны вовлеченность женщин в общественную жизнь. Если США относительно легко отделались, то в той же Англии постоять у станка, поработать в госпитале санитаркой, поскидывать зажигательные бомбы с крыш пришлось даже самым высокопоставленным леди, не исключая родственников королевской семьи. Это вырвало женщин из семьи, но увеличило их роль вне ее, и дамы решили… позже стареть. Шагнув в мир, дамы захотели как можно более долго хорошо выглядеть, возрастной порог старости отодвинулся. И вместе с этим возрос спрос на косметику с выраженным противовозрастным эффектом.

Сложилось вместе много условий, чтобы в 50-е годы ХХ века развитие косметологии как науки позволило создать препараты, способные очень эффективно омолаживать лицо и тело, решать сложные эстетические проблемы.

Если ранее многие женщины могли делать простенькие кремы дома, то именно после Второй мировой войны ухаживающая косметика стала настолько сложной по составу формул, что изготовление кремов «для себя» в Европе и США стало редкостью. Подавляющее большинство женщин отныне покупали ухаживающие средства, а очень-очень многие предпочли профессиональную косметику и салонные уходы. Слишком высоки стали отныне требования к их внешности.

Стиль Диора – стиль женщин, которые хотят понравиться мужчинам: очень актуально в 50-е годы при огромном численном превосходстве женщин над сильным полом по всей Европе и возросшей конкуренции «за лучших» в США. От мужчин же требовалось мужественно выглядеть: быть высокими и стройными, с широкими плечами, с чистой и здоровой кожей (для них допускался загар), с элегантными короткими стрижками, но без вычурности и намека на унисекс.

Стиль от Диора завоевал послевоенный мир. Вначале, как и было принято ранее, его спокойно стали копировать и домохозяйки, и профессиональные портные (включая многих модельеров). И тут Кристиан Диор придумал еще одну новинку – лицензированные модели. До него их просто не было. Начиная с 1948 года он установил крайне жесткие правила производства моделей, аналогичных своим, и потребовал денег с тех, кто хотел их шить. Но в обмен открыто готов был продавать (с соблюдением коммерческой тайны, разумеется) лекала! Более того, Диор активно содействовал открытию салонов своего бренда по всему миру и для каждого региона лично разрабатывал модели, которые отвечали требованиям местных покупательниц. Это был огромный труд, во многом подломивший здоровье великого кутюрье.

Зато с ним была мировая слава: его пригласили устроить показы новой моды в СССР, и даже там (правда, без каких-либо лицензий) восторжествовал его фирменный стиль. Посмотрите фильмы 50-х, в которых показаны городские жительницы из образованных семей. Кристиан Диор смог стать одним из немногих кутюрье, открывших совершенно новую эпоху в истории моды. Один из немногих, он создал свой собственный стиль, на десятилетия переживший своего «отца» и с завидной регулярностью копируемый массой других модельеров даже в наши дни.

К величайшему сожалению, век самого Диора был короток: в возрасте всего 52 лет 24 октября 1957 года он скончался в городке Монтекатини-Терме, в Италии, от сердечного приступа, одной из причин которого считают хроническое переутомление. В фамильном доме Диоров в Нормандии сейчас музей, одноименная компания является одним из столпов мира моды, а среди поклонниц принципов красавицы от Диора числится безупречная герцогиня Кембриджская Кэтрин и еще целый список менее заметных представительниц королевских семей Европы. А уж актрисы, не щеголявшей силуэтом «песочные часы», просто не найти!

Оставить комментарий

Нажимая кнопку, Вы даете согласие на обработку персональных данных