Визит в салон как вид психотерапии

admin
2 августа 2020
6 788
Посмотрим на салон с позиции клиента. Точнее, клиентки, потому что большая часть нашей клиентуры – представительницы прекрасного пола. Посмотрим взглядом психолога и на клиентку: что скрывается за ее внешностью?

Итак, клиентка входит в салон. И начинается «психология»…

 

Клиентка салона: взгляд снаружи и изнутри

На поверхности: она спокойна, вполне благополучна и хочет всего лишь что-то подправить в своей внешности. Но не будем обманываться ее уверенным видом. На самом деле к визиту в салон ее подтолкнуло острое ощущение психологического дискомфорта, от которого она с нашей помощью хочет избавиться. Беру на себя смелость утверждать: среднестатистическую клиентку салона красоты можно назвать нормальной лишь условно. Она глубоко неблагополучна. Три комплекса захватили нашу клиентку, не дают ей жить и ведут в салон: комплекс собственного несовершенства, кастрационный комплекс (не пугаемся!) и напряжение в психосексуальном блоке.

Поговорим об этом подробнее.

С комплексом несовершенства (касающегося внешности) всё понятно: не будь его – не было бы и визита в салон. А с комплексом несовершенства напрямую связано стремление к избавлению от него. Оно-то и подвигает женщину на какие-то действия, связанные с ее внешностью. В частности, на поход к косметологу или парикмахеру.

 

Кастрационный комплекс у женщин проявляется в стремлении иметь то, на что она (уже, еще или никогда) не имеет права; в желании быть такой, какой она на самом деле не является. Идеальный пример женщины, захваченной кастрационным комплексом и реализующим его – женщина-милиционер: бегает в штанах и при галстуке (фаллический символ!), с пистолетом или дубинкой (еще один фаллический символ!), как-то строжится над людьми… короче, делает вещи, женщинам совершенно не свойственные). Такая женщина, переступая порог салона красоты, как бы подписывает себе приговор: «Я уже никогда не буду молодой: «гусиные лапки» – куда от них денешься; целлюлит этот проклятый; волосы секутся; годы, которые на лице видны… хотя бы прической их прикрыть… И вообще: где мои семнадцать лет?!.» И она идет в салон – не просто «за красотой», а за заемной, не своей красотой: «хоть на время привлекательно – не быть, а выглядеть…».

Эти два комплекса, несовершенства и кастрационный, тесно переплетаясь, замыкаются на внешности, порождая напряжение в психосексуальном блоке. Тут такая тонкость: женщина изменяет (с нашей помощью) себя не для себя, а Для Того, Кто Рядом с Ней, Чтобы Понравиться Ему – реальному или ожидаемому.

Так что не нужно обманываться несколько вызывающим, уверенным видом нашей клиентки. Понятно: она, конечно, жаждет результата – эффекта от процедуры или стрижки, но это желание основывается на стремлении избавиться от внутреннего ада. Эффект – лишь средство, а не цель. А к своему посещению салона она относится как к чему-то среднему между походом к врачу и визитом к психотерапевту.

И то, и другое – вещи, понятно, малоприятные. Но – помогающие. Если, конечно, специалисты не подведут. Так и с косметологическим салоном. Если салон предоставляет все необходимые услуги и в нем работают классные мастера, то наша клиентка выйдет от нас без следов того психологического дискомфорта, который ее привел к нам; выйдет королевой и будет чувствовать себя великолепно очень-очень долго… (Лучшая иллюстрация этого тезиса – ваши, читательницы, ощущения после удачной стрижки или эффективной процедуры. Помните свое состояние? Полет!) А при малейшем намеке на возникновение былых негативных ощущений она снова вернется к нам, чтобы выйти королевой. Уверен в том, что говорю: то, что делает с психикой клиентки хороший салон или, возьмем уже, хороший специалист, по эффективности можно сравнить с работой дюжины психотерапевтов.

Салон: как на него смотрит клиентка, что видит и что хочет видеть

Итак, клиентка вошла в салон; «психология», с переходом в психотерапию, продолжается.

Теперь время поговорить о «фигуре-фоне» (есть такое понятие) и стереотипах.

 

«Фигура – фон». Немного психологии. Всё, что мы воспринимаем, умещается в систему «фигура-фон». «Фигура» – это то главное, что мы осознаем и осмысливаем; «фон» – те второстепенные детали, которые окружают «фигуру», сопутствуют ей. «Фигура» воспринимается сознанием; «фон» – подсознанием. Далее: «фигура» воспринимается только на «фоне». Бутылку воды мы воспримем только на фоне нашей жажды; лекарства – только на фоне нашей болезни… Услуги салона – только на фоне определенного психического состояния. (А состояние нашей клиентки мы уже описали, оно далеко от благополучия.)

Теперь – главное: «фигура» и «фон» неразрывны, причем «фон» формирует отношение к «фигуре».

Пример: хороший человек («фигура»), но изо рта неприятный запах («фон»); этот «фон» и сформирует наше отношение к «фигуре»-человеку: как минимум, постараемся от него подальше держаться… Или: великолепный интерьер ресепшн салона («фигура»), но из комнаты отдыха распространяется нереальный запах китайской лапши («фон»)… Понимаете, о чем я?

После первичного восприятия нами «фигуры» начинают работать стереотипы. Происходит это так: стоит появиться в нашем сознании «фигуре», мы подсознательно начинаем искать соответствующий ей «фон» (видим, например, бутылку воды – спрашиваем себя, не мучит ли нас жажда; и наоборот: мучит жажда – ищем взглядом бутылку воды).

И вот тут-то и начинается самое интересное. Дело в том, что у персонала салона свои стереотипы восприятия и ожидания относительно клиентки, а у клиентки – свои относительно салона.

Персонал салона где-то на подсознательном уровне реально оценивает психическое состояние клиентки и соответственно обеспечивает его подходящим, по его, персонала, разумению, «фоном». И возникают в салоне больничные синие бахилы, белые медицинские халаты врачей-специалистов, полубольничный дизайн кабинетов, деланная «американская» улыбка плохо обученных администраторов, которая только усугубляет комплекс несовершенства нашей клиентки… И всё это вызывает в клиентке еще большее ощущение собственного неблагополучия. И не факт, что великолепная укладка или сверхэффективная процедура это неблагополучие сотрут. Сработает «фон» – сработает подсознание клиентки. И получится как в том анекдоте: «…А осадочек-то остался!». Вот и выходит, что квалификация специалистов, как это ни дико звучит, отходит на второй план. Вывод: мелочей в работе салона не бывает!

Справка. Около 28% клиенток салона осознанно идут туда только за психологическим комфортом (статистика по 2009 г.). У остальных 72% это желание также присутствует, но оно как бы отодвинуто на второй план, подавлено. Клиентки хотят избавиться от своих комплексов и быть королевами! То есть получается, что желаемым для них «фоном» в салоне должны выступать не больнично-казарменные атрибуты, а нечто, что соответствовало бы их, клиенток, подавленным желаниям: быть красивой, быть любимой, быть единственной! Хоть на время! И если «фоном» в салоне будет что-то «королевское», не напоминающее о комплексах, которые рвут ее сознание на части, успокоительное ощущение психологического благополучия останется с клиенткой надолго.

Вывод. Чем больше «фон» – антураж салона (от дизайна ресепшн и кабинетов до используемых одноразовых расходников и запахов) будет соответствовать идее: «ты – королева, ты желанна, ты благополучна», тем больше будет ее удовлетворение и от процедуры, и от салона в целом. Так формируются лояльные салону, постоянные клиенты – основа процветающего бизнеса.

 

Обращаясь к руководителям салонов, призываю: давайте избавляться от синих больничных бахил, медицинских халатов, «казарменной» мебели! Да здравствуют бахилы, халаты, одноразовое белье и мебель, соответствующие внутреннему желанию нашей клиентки – пребывать во дворце и быть королевой!

Для закрепления изложенного выше – несколько иллюстраций с нашими комментариями.

     

Согласитесь: то, что вы видите, не вызывает никаких ассоциаций с неблагополучием. Полдела сделано: клиентка еще до начала процедуры уже довольна! В такой рекламе одноразового белья для салона – никакого намека на казарменность или больничность! Плюс сексуальность (не будем забывать о напряжении в психосексуальном блоке нашей клиентки: она хочет быть желанной!).

Персоналу остается только подкрепить этот «фон» соответствующей «фигурой» – качественным обслуживанием. И если это происходит, у клиентки исчезают ее комплексы и проявляется то, что есть у любой женщины: царственность. А у нас всё чаще звенит кассовый аппарат. Довольны все.

      

Пример отстройки от врачебной униформы через ее цвет. Мы привыкли, что у специалистов-врачей униформа либо белого, либо светло-зеленого цвета. Стоит поменять ее цвет – и исчезает напоминающий нам о нашем нездоровье-неблагополучии специалист. Пробуждаются ассоциации иного ряда. Черный цвет резонирует с мироощущением «тертого калача», «стреляного воробья», старой гвардии, которая еще ого-го! А желтый – цвет солнца, света, оптимизма. А ведь есть еще и другие цвета – красный, розовый, бежевый…

 

Оставить комментарий

Нажимая кнопку, Вы даете согласие на обработку персональных данных