Карл I Английский: так прическа не понравилась, что голову отрубили…

admin
2 августа 2020
6 022
Это сейчас британцы радостно приветствуют представителей королевского дома и охотно копируют наряды Кейт Миддлтон… Было время, когда резкое несоответствие между королевской семьей и частью английского общества, в том числе в сфере моды и косметологии, привело одного из королей на плаху, а королеву на долгие годы отправило в изгнание. Конечно, в числе причин были еще и пустая казна, и повышение налогов, но главную роль сыграло противостояние на религиозной почве. Именно религия определяла в тогдашней Англии не только идеологию, но и внешний вид человека: как он одевался, причесывался, красился и душился, пользовался ли лечебной косметикой. В итоге «коротко стриженные» казнили короля, предпочитавшего длинные локоны. 
 

 Наследником престола Карл не рождался, так как был третьим сыном Якова Шотландского из династии Стюартов и Анны Датской. Он появился на свет 19 ноября 1600 года хилым, болезненным и тихим ребенком. Тем не менее смерть унесла его старших братьев, и именно он стал основным претендентом на трон.

Его отец, Яков Стюарт, сын бедной, казненной англичанами Марии Шотландской, одной из самых красивых и образованных дам Европы, был воспитан сиротой, в ненависти к матери и ее католическому вероисповеданию. Протестантские советники постарались сделать из короля религиозного философа, книжного человека, который не стал бы мешать им… править своей страной. Во многом благодаря этому Яков получил блестящее образование. Желая еще больше оторвать его от католичества (в Шотландии шла почти постоянная гражданская война между католиками и протестантами, а в Англии, с ее более сильной королевской властью, они просто время от времени устраивали друг другу репрессии), его женили на Анне Ольденбургской, дочери короля Дании, представительнице одной из самых могущественных протестантских королевских династий. Не надо было этого делать!

Дело в том, что протестанты ратовали за отказ от всех земных благ и развлечений, в том числе и от яркой одежды, танцев, театра и музыки, от любой косметики, от красивых причесок… А юная принцесса любила всё это! Оказавшись, так сказать, «на воле», в Шотландии, она быстро попала под влияние прокатолической партии, помнившей еще веселый и красивый двор Марии Стюарт и, что важно для нас, его огромные достижения в области косметологии. Всё это очень понравилось уставшей от скромности датчанке, и она перешла в католичество! А заодно возродила балы, театральные постановки, ввела моду соблюдать моды, восстановила право дам и кавалеров на пользование косметикой, в том числе декоративной.

Анна Датская покровительствовала косметологам, изготовителям косметических препаратов, парикмахерам. Приглашала профи «красивого» бизнеса из Франции. И тщательно, тщательно, тщательно ухаживала за собой… Но покорить этим собственного мужа не смогла. Несмотря на рождение в королевском браке семи детей (до взрослого возраста дожили лишь трое), супруги оставались чужими людьми. Слишком разные были у них стили жизни. Якову было скучно с женой, которую мы бы сейчас назвали «гламурной красавицей».

В 1603 году умерла Елизавета Первая Английская. Ее ближайшим родственником был Яков Шотландский, отец нашего героя. Он и занял престол соседнего королевства, более богатого, более сильного, более могущественного и вечно враждебного Шотландии. Так две ненавидящие друг друга страны, обе на грани гражданского конфликта внутри самих себя, оказались под властью одного монарха. А Анна Датская получила новые средства и возможности для продолжения веселого образа жизни, который теперь уже не нравился английским протестантам. Они и до этого уже ворчали про себя на излишне роскошный двор протестантки Елизаветы, но та хотя бы была своя…

Кстати, королева Анна умела хорошо выбирать профи не только в сфере индустрии красоты – она покровительствовала Шекспиру, Бену Джонсону, Уильяму Драммонду и многим другим видным деятелям британской культуры. Из ее свиты вышла целая когорта умелых управленцев, составивших славу госаппарата Англии и Шотландии того времени. Лордом-канцлером не без влияния ее величества стал знаменитейший философ и историк Фрэнсис Бэкон. (Кстати сказать, существует не признанная официально «бэконианская версия», приписывающая именно Бэкону авторство текстов, известных под именем Шекспира…)

А его величество Яков Шотландский пока философствовал и плыл по течению. Слагал стихи, писал религиозные трактаты, увлекался изучением алхимии. Надо заметить, в этом интересы супругов совпадали. Мы уже не раз писали, что в средние века и Новое время врач-алхимик и изготовитель высококачественной (профессиональной, говоря сегодняшним языком) косметики – это одно и то же лицо.

Яков и Анна активно поддерживали исследования алхимиков, медиков, «аптекарей» (фармацевтов) и, конечно, столь близких сердцу ее величества косметологов. За время их правления медицина и косметология Британских островов стали одними из самых совершенных в Европе. Кстати, супруги первыми в мире «додумались» до идеи вреда табака. Королеве не нравилось, что от него желтеют зубы, меняется цвет бород и усов. А его величеству придворные медики доказали связь между курением и заболеваниями легких. В результате Яков сочинил научно-популярный трактат, призывавший: «НЕ КУРИТЬ!» – и сделался активным пропагандистом отказа от этой привычки, которую еще мало кто в обществе воспринимал в качестве вредной. Их величества также были убеждены в полезности для здоровья и здорового красивого внешнего вида прогулок на свежем, особенно деревенском воздухе, которые активно пропагандировали.

Анна мечтала о женитьбе своего сына Карла на дочери короля Испании. Испания была богата. Это была самая могущественная католическая страна. Следовательно, здесь жили весело! Странный момент, но католическая культура Европы 16–18 веков – аналог современного гламура, с точки зрения внешности конечно. Здесь была еще и серьезная духовная основа. Но! Католики красиво одевались, на них держалась мода, они носили элегантные прически (сложные у дам и просто ухоженные длинные локоны у кавалеров), употребляли декоративную косметику и духи, тщательнейшим образом ухаживали за собой.

Протестанты представляли полную противоположность. Одежда «классических» протестантов по большей части была «всегда одной модели», темных цветов, часто черная. Ее украшали только белыми кружевными или батистовыми манжетами и воротниками. Туфли – черные, на низком каблуке. Прически – самые скромные: гладкие пучки у дам и короткие стрижки (почти «под ноль») у мужчин. Никакой косметики, даже кремы для лица и рук считались греховными! Никаких танцев, театров, ну разве что на совершенно «душеспасительные» темы.

Впрочем, некоторая часть протестантов так и не смогла обходиться без красивых нарядов, украшений и хотя бы каких-то развлечений. Особенно это касается Англиканской церкви – протестантского вероисповедания Англии, главой которой был король. Англикане, вызывая на себя страшный гнев остальных братьев-протестантов, никак не могли отказаться от стиля жизни, свойственного знати, просто сделали его скромнее. Но всё равно, в сумме, католик всегда был одет более богато и модно, гораздо более ухожен, просто жил намного веселее.

 

Взаимная ненависть пылала. Представители обеих религий поносили (мягче не скажешь) друг друга, в том числе и внешний вид, с церковных кафедр, на страницах серьезных книг и обидных сатирических памфлетов, жанр карикатуры стал одним из самых популярных. Не одна элегантная шляпа с пером была сорвана с католика (бывало, вместе с головой) и брошена в грязь протестантом, не один косметолог или парикмахер повешен (именно так) за свое ремесло. Правда, католики своих противников ссылали на галеры или… сжигали. А зачем еще иметь инквизицию? Хотя нередко протестант мог отделаться тем, что его поливали насильно духами, или пудрили, или купали (некоторые течения протестантизма предписывали своим «верным» не мыться, иные, наоборот, требовали чистоты тела). Истины ради скажем, что виноваты в жестоких гонениях друг на друга были обе стороны.

Вот в этом мире постоянного противостояния и воспитывался принц Карл. Большое влияние на него оказала мать. Королева Анна приучила сына любить искусство, музыку и танцы. Тщательно, со вкусом одеваться, но при этом немного отставать от моды, не привлекать излишнего внимания своим отличием от окружающих. Поддерживать себя в хорошей физической форме за счет верховой езды, фехтования и игры в мяч. Несмотря на свой малый рост (всего 162 см), Карл имел величественную осанку (фитнес помог!), его темные волосы всегда были чистыми; густые и вьющиеся от природы, они идеально соответствовали тогдашним модным трендам. Принц всегда содержал в порядке ногти и часто мылся, что не всегда и не все тогда делали.

Большое влияние на него имел его друг, фаворит короля Якова Джордж Вильерс, получивший английский дворянский титул – герцог Бекингем, огромный любитель роскоши всякого вида. Именно под его влиянием в 1623 году принц лично инкогнито отправился в Мадрид, чтобы сначала познакомиться с невестой, а потом уже решить вопрос о браке. Вышло так, что брак расстроился (испанцы потребовали официального перехода принца в католичество, чего Англия с ее протестантским большинством позволить себе никак не могла).

Тогда Карлу подобрали новую католическую принцессу – француженку Генриетту-Марию, младшую дочь Генриха Четвертого. Более «неудачный» выбор трудно себе представить: это была одна из самых прекрасных и самых ухоженных дам своего времени. Генриетта-Мария прекрасно подошла своему супругу и сразу не понравилась «народу».

Дело просто в том, что лидеры партии католиков принадлежали исключительно к знати. Политические гонения времен королевы Елизаветы, общая экономическая ситуация в стране и огромные расходы на роскошь опустошили кошельки многих из них и разорили поместья. Сельское хозяйство уже постепенно отступало на второй план. Силой Англии стали ее торговля и промышленность, развивавшиеся и богатевшие с каждым днем. А ими руководили протестанты. Бизнесмены того времени, как никто, оценили скромность и умеренность протестантизма, которая позволяла сэкономить средства для банальных вложений в дело. Кроме того, законы Англии поддерживали именно этот слой населения (больше никто не мог платить в казну достаточно налогов). Подъему протестантской буржуазии способствовало отсутствие серьезных иностранных конкурентов, так как наука и техника развивались в Англии быстрее, чем в других странах, многие из которых (например, Германия) были еще и разорены постоянными войнами. Вот этот-то состоятельный, но скромный по образу жизни слой всё больше и больше прибирал к рукам власть и всё с большим негодованием смотрел на роскошь королевского двора. Подобная ситуация вылилась во всё нараставшее противостояние между двором и парламентом.

Несколько лет король и королева жили душа в душу. Устраивали праздники и балы, охоты и торжественные выезды; ее величество, к ужасу протестантов, даже играла в спектаклях домашнего театра! Не танцевала на тогдашних театрализованных балах, нет, просто была «сама себе актрисой»: играла на сцене! При дворе господствовали самые изысканные моды, размеры декольте, глубина которых казалась протестантским пасторам глубинами ада, зашкаливала. Изящные ножки кавалеров обтягивали чулки, а дамы демонстрировали свои – в танцах.

Женщины и мужчины обильно пользовались декоративной косметикой, носили элегантные прически. Однако по сравнению с предыдущей эпохой макияж стал немного более естественным, тона декоративной косметики – более пастельными, она не покрывала лицо, но подчеркивала его естественные достоинства. Закрашивать недостатки уже не удавалось, их надо было убирать.

В Англии был настоящий расцвет косметологии, именно сюда бежали многие европейские специалисты, изгнанные войнами с насиженных мест, и стремились врачи и алхимики. Важный момент: официально король был «умеренным» протестантом (согласно законам до сих пор трон Англии не имеет права занимать католик), королева сохраняла католическое вероисповедание. Поэтому в стране не было инквизиции, это создало наилучшие условия для развития… медицины.

Инквизиция контролировала в Европе обращение с мертвыми телами, в том числе факт установления смерти человека. На деле это означало полный запрет на вскрытие и изучение человеческого тела, несмотря на то что это стопроцентный труп. Помните современные споры о трансплантации органов? С одной стороны, они нужны для спасения жизней других пациентов, с другой стороны – как сделать так, чтобы на них не разобрали еще живого человека? Точно так же в старые времена: для развития науки надо резать трупы. Но когда человек становится трупом? Как это определить? В результате, чтобы не разрезали живых (а такое ведь вполне могло практиковаться среди наименее совестливых ученых), Церковь запретила изучение анатомии вообще.

В Англии же медики могли официально или полулегально, однако без риска попасть на костер, изучать трупы. Тела казненных преступников им вообще продавали по дешевке. Отсюда огромный рывок в медицине. Именно в этот период англичане активно изучают в том числе и строение человеческой кожи, ее возможности и ресурсы: как ее омолодить, поддерживать в хорошей форме. Усилиями анатомов и алхимиков начинает зарождаться дерматология – наука о коже. Изучаются волосы, принципы их роста. Большое внимание уделяется изучению мускулатуры человека, тому, какие мышцы и как развивались у тех, кто занимался физической культурой, и тех, кто предпочитал гиподинамию. Деньги на данные исследования нередко выделялись из казны, несмотря на ее скромные размеры.

Постепенно в обществе назревал страшный конфликт: между красивыми ухоженными людьми, не игравшими серьезной роли в экономике, но заправлявшими в политике, и буржуазией, к которой примкнула часть дворянства и у которой была экономическая мощь. Последнюю поддерживал народ, которого тяготили растущие налоги и оплаченная ими роскошь королевского двора. Впрочем, знатных протестантов тоже просто бесили образ жизни и эстетический идеал приспешников «вавилонской блудницы», как они с высочайшей степенью толерантности именовали католиков. Никто не хотел пойти на компромисс.

Результатом стали первая в Европе революция, первая республика на месте монархии, первая казнь короля, ибо Карла Первого судили и отрубили ему голову 30 января 1649 года на виду у всего Лондона. Первая массовая эмиграция знати, у которой (знакомая лексика!) экспроприировали имущество. А вместе со знатью из Англии уезжали… наши с вами коллеги, специалисты индустрии красоты. Оставались исключительно парикмахеры, согласные делать лишь одну модель мужской прически – коротенький «ежик». Остальным, даже просто высокопрофессиональным горничным (не просто служанкам, а кураторам внешности знатных дам, обладавшим большими знаниями и серьезными навыками в парикмахерском деле, косметологии, нейл-сервисе), пришлось бежать из страны.

Поток эмигрантов хлынул на континент, прежде всего во Францию. Многие отправились в Испанию, пробирались в страны Бенилюкса и немецкие княжества, ибо «красивый» бизнес революционное правительство Оливера Кромвеля просто-напросто запретило. Это был тот редкий в истории случай, когда за фасон прически или макияж на лице можно было отправиться на плаху или, если повезет, отделаться тюрьмой. Поток клиентов прекратился. Но не только это выгоняло лиц соответствующих профессий из Англии: Кромвель и его сторонники устроили на профессионалов индустрии красоты настоящую охоту, их считали приспешниками дьявола и вешали (смерть от оружия считалась более почетной и предназначалась исключительно для дворян).

К счастью, республика «круглоголовых» (так называли протестантов за суперкороткие, показывавшие круглую форму головы стрижки) жила, пока был жив Оливер Кромвель. Со смертью диктатора Англия пожелала покончить с кровопролитием, в стране была восстановлена монархия, и трон занял сын Карла Первого – Карл Второй, большой ценитель дам (особенно актрис), любитель нарядов, косметики и самый горячий поклонник всяких видов ухода за волосами, за кожей лица и тела, за… Словом, мы желаем вам, наши дорогие читатели, чтобы ваши клиенты были такими, как Карл Второй Английский, чтобы они просто жили у вас в салоне!

 

Оставить комментарий

Нажимая кнопку, Вы даете согласие на обработку персональных данных