Бургундия как мода герцогства покорила все европейские королевства

admin
2 августа 2020
5 506
Средневековье – время сказочных принцесс в платьях с длинными шлейфами, добрых фей в высоких конусообразных шляпах и отважных рыцарей (на белом коне и в серебряных доспехах). На самом деле тот костюм, который мы обычно называем «средневековым», господствовал в Европе всего-навсего полтора-два века, уже на самом излете более чем тысячелетней истории «темных веков», и назывался «придворной бургундской модой». Что же это такое и почему так хорошо запомнилось людям, об этом мы готовы рассказать…

 Начнем с небольшой исторической справки: в 14–15 столетиях (и до них) королевством Франция считались исключительно владения короля, зажатые между двумя независимыми герцогствами – Бретанью и Бургундией. Последняя особенно досаждала их величествам, герцоги Бургундские были намного богаче и могущественнее коронованных соседей, особенно с тех пор, как под их контроль перешли еще и Нидерланды. Экономика, ремесла, торговля, искусство – по всем статьям Франция безнадежно отставала. Более того, на протяжении всего 15-го столетия, при Филиппе III Добром (1396–1467) и его преемнике Карле Смелом (1433–1477), Бургундия была одной из самых влиятельных и развитых европейских стран. Не удивительно, что двор ее властителей, считавшийся самым роскошным, самым утонченным, самым изящным, задавал тон в моде на одежду, косметику, украшения, этикет всей остальной Европе. Авторитет Дижона, главного города герцогства Бургундского, был настолько силен, а предлагаемые им модные новинки настолько оригинальны, что всё это вместе стали называть «всемирной или придворной бургундской модой». Что касается более научного термина, то речь идет о поздней готике.

 

Толчком к ее появлению стало бурное развитие на территории Бургундии ткачества, ставшего одной из основных отраслей местной экономики, а вслед за ним – портновского искусства. Именно искусства, поскольку бургундские портные первыми в мире придумали раскраивать ткани. До сих пор фасон одежды напрямую зависел от ширины ткани, а она, в свою очередь, – от ширины ткацкого станка. Кроме того, застежки использовались очень редко. Это означало, что одежду нельзя было точно посадить по фигуре и сделать слишком узкой, облегающей.

 

Данную задачу бургундские мастера решили в два счета: во-первых, они научились раскраивать ткань, благодаря чему можно было без труда скроить любой фасон. Придумали вшивные рукава. Разделили женское платье на узкий донельзя лиф и скроенную отдельно юбку непрямого фасона. Во-вторых, ввели в костюм массу застежек, пряжек, шнуровок. Благодаря им стало возможно шить узкую одежду и… надевать и снимать ее, расширяя для этого расстегиванием или расшнуровыванием. Да сих пор мир ничего подобного не знал. Надевали всё только через голову, или одежда была разрезана спереди от ворота до подола.

В умелых руках бургундских портных женская одежда стала прилегать к телу почти как вторая кожа, вся фигура: плечи, грудь, талия, бедра – максимально выставлялась на вид. Юбка значительно расширялась лишь над коленями и чуть далее вниз, сзади же переходила в шлейф. Именно в это время появляются вырезы в виде буквы «V» на груди и на спине, настолько глубокие, что «общественность» в лице церкви и нескольких особо нравственных граждан была крайне возмущена. Не зря: с такими декольте средневековые красавицы в нашу эпоху могли бы запросто фотографироваться для «Плейбоя» прямо в одежде. Дальше всех пошла Агнесса Сорель, фаворитка короля Франции Карла Седьмого, неустанный пропагандист бургундской моды, появлявшаяся пару раз на неофициальных придворных мероприятиях просто практически с обнаженной грудью. Кстати, дамы того времени достаточно часто находились в «интересном положении», контролировать рождаемость еще никто и не думал, поэтому к «пузику» окружающие относились с большим почтением – оно не только обрисовывалось платьями, но даже вошло в моду, и многие женщины подшивали спереди к своим платьям специальные подушечки, сверху которых потом красиво драпировалась ткань. Создавалась как бы иллюзия беременности.

 

Обобщим идеальную женскую фигуру по-бургундски: длинная шея, узкие плечи, большая грудь, тонкая талия (появляются прообразы корсетов на шнуровке), пухлый животик, стройные бедра.

 

Мужчины не стали отставать, брюки моментально превратились в облегающие чулки, крепившиеся к подобию шорт, игравших роль нижнего белья. Сверху надевали еще одни небольшие штанишки – ноги полностью на виду! Кстати, в чулки нередко вшивались набитые шерстью подушечки, чтобы голени выглядели более округлыми – для исправления слишком худых и костлявых ног.

 

Верхняя одежда укоротилась. Только самые пожилые и почтенные люди носили ее до колен, чуть выше или ниже. Остальные предпочитали длину до середины бедра. Так что в ту эпоху красивыми ногами сражали противоположный пол не дамы, а исключительно рыцари. Кстати, достаточно часто плечи, грудь и спина мужского костюма подбивались ватой или шерстью, опять же фигурку подправить: сделать плечики пошире, грудь помассивнее, все-таки эпоха рыцарства, «дохляки» не котировались… Ценились высокие, стройные (но никак не худые), «спортивного» сложения господа.

 

Тем не менее человеческая фигура отныне должна была быть изящной, вытянутой вверх, последнее достигалось при помощи всевозможных шляп: колпаков, капюшонов и тюрбанов – у мужчин; знаменитых эннанов (высоких конусообразных головных уборов) – у дам. Эннаны нередко украшали огромными развевающимися вуалями («парусами»). Вообще перечислить все модели «шляп», которыми венчали свои головы модницы 14–15-го столетий, просто невозможно. Уж слишком буйная была у них фантазия.

Законченность костюму придавали знаменитые башмаки с длинными носами, такими длинными, что многие мужчины снабжали их мыски специальными цепочками, которые потом крепились на ногу под коленом, так удобнее было ходить.

 

На одежду знати шли тонкое полотно, кружева, тонкие шерстяные ткани (производились в принадлежавших Бургундии Нидерландах); шелк, атлас, бархат – модная инновация, быстро покорившая сердца всех-всех-всех, кто мог его купить, изделия бургундской промышленности. Цвета – самые яркие, в самых немыслимых контрастных сочетаниях. Орнамент предпочитали растительно-фантазийный. И обязательно контрастный по отношению к фону!

 

Украшалась одежда меховой оторочкой (именно она обрамляла смелые вырезы прекрасных дам), нередко края рукавов и подол мужской одежды исполнялись в виде зубцов, к которым модники пришивали для «понтов» серебряные бубенчики.

 

В костюмах ценилась максимальная роскошь. Важный момент: в Европе уже наличествовала не только знать, но и достаточно значительная прослойка будущей буржуазии – состоятельных купцов и ремесленников. И она бросилась с головой в этот безумный яркий средневековый гламур. Уже очень скоро состоятельные горожанки по роскоши и необычности костюмов могли запросто соперничать с придворными дамами. Одна французская королева, имевшая неосторожность почтить своим присутствием прием, устроенный для состоятельных голландских простолюдинов, в гневе воскликнула: «Я считала себя королевой, но вижу, что здесь собралось не меньше ста королев!» Платья «презренных мастеровых» неприятно поразили ее величество своим богатством.

 

Сейчас нам трудно понять, насколько тогда знать гордилась своей кровью, породой, своими привилегиями… Сохранить их было жизненно необходимо. Но как? Да при помощи законов. Очень быстро практически во всех странах (а бургундская мода чрезвычайно легко и быстро покорила всю Европу) были выпущены законы, регламентировавшие количество платьев, которые могла иметь дама того или иного ранга, и длину шлейфа. Например, королева Франции могла позволить себе оный в 4 м 95 см; принцессы и герцогини – 3 м 60 см и так далее. Строго ограничивалась также высота (!) дамских головных уборов. Отметим: упоминавшаяся уже Агнесса Сорель как раз ввела моду на чрезмерно длинные шлейфы, а заодно на пажей, которым полагалось этот шлейф таскать. До этого времени паж служил только мужчине, как оруженосец. Но теперь ему полагалось угождать и дамам. Как раз в 14–15-м веках появляются искусство флирта, церемониал ухаживания за дамой. И пажам (в пажи принимали юношей из знатных семей, они отправлялись в более знатные семьи, ко двору или просто к родне, чтобы научиться вести себя в обществе, владеть оружием и прочим жизненным премудростям). Так вот, пажам теперь мало было научиться носить доспехи и сражать противника, надо было уметь еще и прекрасным дамам понравиться…

Вернемся, однако, к костюму. Дамы дополняли его огромным количеством украшений: ожерельями (по две-три штуки за раз) и кольцами, штучек этак по 20, сразу на две фаланги каждого пальца. Кавалеры были скромнее, носили по 6–10 колец всего-навсего. В руках представительницы слабого пола обязательно держали платок, кончик которого украшался небольшим специальным ювелирным изделием, часто в форме сердечка или розочки. Этим платочком отгоняли мух и комаров, его же дарили рыцарю в знак своего особого благоволения. Подарить кому-то платок для тогдашней красавицы – это почти уже признаться в любви…

 

В 14 столетии дамы укладывали в разнообразные пучки заплетенные предварительно в косы волосы, в 15-м женские прически… вышли из моды. Волосы полностью скрывали под головным убором, чтобы максимально показать длинную шею, затылок (он считался очень эротичным), лоб, виски и уши. (Отныне некрасивая форма ушей – приговор! До сих пор вполне можно было их прикрыть косами и спокойно выходить в свет.) Модница и затейница Изабелла Баварская, супруга Карла Шестого Французского, довела эту моду до логического конца, предписав дамам, чтобы зрительно увеличить лоб, сбривать брови, подбривать волосы на верхнем краю лба и даже коротко подстригать ресницы! К счастью, последнее увлечение быстро сошло на нет, а вот выбритые дамские лбы еще некоторое время пользовались успехом.

 

Зато мужчины свои волосы холили и лелеяли. Часто мыли и активно пользовались питательными масками и аналогами современных кондиционеров. Волосы носили длинные, только самые скромные предпочитали прямую прическу вроде нашего «каре» с подогнутыми вовнутрь кончиками; подавляющее большинство рыцарей предпочитали локоны – натуральные. На завивку решались только самые отчаянные юноши, «золотая молодежь». Нередко, чтобы сохранить форму локонов, использовали «лак для сильной фиксации», в смысле – яичный белок. Бороды и усы тщательно выбривали.

 

Мужчины брились раз в день-два, дамы – раз в несколько недель, как только брови и волосы на лбу отрастали.

А вот теперь перейдем к косметологии. Прежде всего, развеем миф о нечистоплотности средневековья. В теплое время года мылись не реже раза в неделю, в холодное – несколько реже, ведь хорошо натопленные помещения – невиданное чудо. Комнаты в замках вообще натопить до приемлемой для современного человека температуры невозможно. Практически все жилые помещения знати продувались жуткими сквозняками, с которыми усердно и безуспешно боролись, завешивая стены тонкими коврами – гобеленами с вышитыми сценами охоты, турниров, картинками на темы рыцарских романов. Ледяные полы застилали мехом животных и тростником. И всё равно было холодно. Поэтому зимой часто после мытья ночевали… там же, где мылись. Тем более что эти помещения обычно как раз можно было отменно натопить.

 

Чаще всего водные процедуры принимали в банях, высшая знать имела специальные комнаты с огромными бочками-ванными, в которых, сидя на скамеечках, принимала омовение при помощи пары-тройки слуг. Рядом обязательно стояла полукушетка-полукровать: на ней проводили процедуры и как раз можно было вздремнуть.

В воду для купания добавляли настои растений и ароматные масла. Во время купания делали маникюр (мужчинам тоже!): ногти чистили, подстригали, состригали заусенцы. Дамы не отказывали себе в педикюре. Кроме того, их ногти дополнительно полировали, а кутикулу регулярно смазывали маслами.

 

Массаж с применением смягчающих кожу средств был любимой частью омовения лиц обоего пола. Одновременно дамы его использовали для похудения в нужных местах (чаще всего речь шла о талии), до диет еще не додумались! Да и не любили средневековые люди поститься.

 

Особое внимание – коже рук, шеи и области декольте. Мода ведь требовала их обнажать… Отсюда многочисленные рецепты ванночек, обертываний, масок и кремов. Специальные методики массажа шеи и груди, как мы бы сейчас сказали, по специальным препаратам, чтобы сохранить упругость кожи. Нередко эти области тела обрабатывали мягкими скрабами на основе молотых семян или косточек растений и жира. Ноу-хау того времени: знатные дамы смазывали руки на ночь толстым слоем крема на основе меда и трав. А после на несколько часов надевали толстые перчатки. Утром руки мыли специальным настоем из трав.

 

Кремы, тоники, маски для лица – всё это уже было и использовалось очень и очень широко. Мы уже не раз писали о том, что знать могла вообще позволить себе покупать «эксклюзивные» линии у алхимиков и лекарей. Все средства были узкоспециальными: для разного возраста, для увлажнения, для защиты от вредного воздействия мороза и ветра. Особым спросом пользовались отбеливающие кожу средства – в моде аристократическая бледность, причем не только лица, но и всего тела! Напомним также: горничные и банщицы нередко были самыми настоящими профессионалами индустрии красоты.

 

Сырьем для косметических средств служили лекарственные растения (все они популярны до наших дней), молочные продукты, перетопленный жир животных и птиц, воск и мед. На Юге Европы активно шли в ход разнообразные фрукты, виноград и его производные: косточки, высушенная кожица, вино и винный уксус. Последний применялся для ухода за волосами и отбеливания кожи. Севернее «любимыми» препаратами служили «переработанные» яблоки и капуста.

 

На территории современной Франции, в Англии, Шотландии и на севере Германии для оздоровления и с чисто эстетическими целями шла в ход минеральная вода. Ее целебные свойства были знакомы еще древним римлянам. В средние века лечебную «святую» воду в огромных количествах пили, использовали для умывания. Только вот мыться в ней и мыть ею руки считалось грехом. Многие люди специально отправлялись в паломничества в построенные у источников монастыри и проводили там целые оздоровительные курсы: вода + молитва. Более того, «святую» воду из популярных источников поставляли ко двору тех же герцогов Бургундии. Продавали состоятельным людям и нередко подделывали, совершенно так же, как это принято сейчас.

Ухаживать за собой и своим телом было принято среди самых широких слоев населения. Вообще в методики ухода за телом Бургундия ничего особо нового не внесла, зато изменила моду на использование декоративной косметики. В эту эпоху «краска» стала применяться намного чаще. Она являлась привилегией аристократии и самых уж обнаглевших богатеев-простолюдинов. Несомненным «лидером» были белила (цвет лица дамы должен был быть максимально нежным и светлым), к сожалению, на основе цинка, что приводило к серьезным заболеваниям и иногда даже становилось причиной смерти. Иногда наносили самую чуточку румян. Брови не подчеркивали, напомним: их вообще предпочитали не иметь. Зато ресницы красили, хотя не сильно.

 

Бургундская мода была необычна, ярка, впечатляюща настолько, что навсегда осталась в памяти человечества именно как средневековая. Как будто не было до нее почти тысячелетнего господства ранне- и средне-средневекового стиля – романского. Как ни странно, будучи принята по всей Европе, она быстро сошла со сцены, как только Бургундия была покорена и присоединена к Франции. Отныне Париж властвовал над Дижоном и пытался уже претендовать на славу хотя бы модного центра… Ему еще предстояло им стать, пока же первенство было за Италией. А будущее – за эпохой Возрождения…

 

Но всё равно, когда современные девочки рисуют фей и принцесс, они никогда не забудут украсить их платья шлейфами, а головы – энненами.

Оставить комментарий

Нажимая кнопку, Вы даете согласие на обработку персональных данных