Как открыть салон красоты в Шанхае

admin
2 августа 2020
3 255

Beauty-бизнес по-шанхайски, или Как красиво постичь энергию циШанхай! Как его только не называли: «Париж Востока», «Китайская блудница». Можно еще добавить от себя: «Коммунистическая жемчужина Поднебесной». Шанхай всё равно не обидится, потому что он, как китайский монах в летаргическом сне, много всего пережил: опиумную зависимость, испытание деньгами и нищетой, влияние иностранной раскрепощенности и насаждение марксистской идеологии в государственных масштабах.

Сегодня Шанхай по праву носит звание цитадели современной китайской экономики. Кроме этого, город активно развивается и в культурном плане, трансгрессируя в один из самых крупных деловых центров мира наряду с Сингапуром и Роттердамом.

Здесь нет Facebook. Здесь помидоры продают во фруктовой лавке, по вечерам на улицах синхронно пляшут, в клубах играют в кости, но в целом свои бессонные ночи предпочитают проводить в банях и караоке. Здесь на кухнях нет духовок, в общепите предлагают бесплатный чай и платные салфетки, а запуск воздушного змея является национальной мужской забавой выходного дня. Здесь стоимость продуктов указывают в расчете на 500 грамм, а на скидочных вывесках пишут процент от суммы, которую нужно заплатить. Здесь запрещено определять пол будущего ребенка. Здесь Coca-cola звучит как «кекоу к ле», Nike – как «найкхи», а BMW – «баома». Здесь в промежутке между мировыми войнами существовала крупная русская диаспора представителей первой волны эмиграции. И хотя окончание Второй мировой войны привело к их массовому оттоку, здесь до сих пор открывают свой бизнес российские предприниматели.

ЗДЕСЬ – ЭТО В ШАНХАЕ. «НИХАО!», ЧТО ЗНАЧИТ «ЗДРАВСТВУЙТЕ!»

К примеру, вы захотели «на море». Это вовсе не означает, что нужно бежать сломя голову за путевками в Египет или Турцию. Есть неплохой вариант – поехать в Шанхай, ведь в Китайской Народной Республике его изображают двумя иероглифами – Hu и Shen, что переводится буквально «на море» или «в море». Шанхай – это масштабный порт, расположенный на западном побережье Тихого океана, город находится в дельте Янцзы, главной, 5500-километровой, водной дороги Китая.

Город разделен на две части рекой Хуанпу: район Пукси и район Пудун. Если Пукси – это старинная область Шанхая, где сосредоточены магазины, рестораны и музеи, то Пудун – его современная часть, легко узнаваемая по необычным и весьма впечатляющим небоскребам. Между тем силуэт «взморья» составляют не только новые стальные высотки, подсвеченные неоном, но и «бородатые» здания в стиле шикумэнь, отличающиеся деревянным каркасом и стенами, выложенными кирпичом.

Шанхай в наши дни – одновременно модернизированная, но с колониальной архитектурой столица, общая площадь которой составляет 6340,5 кв. км. Здесь во всем ощущается коллаборация полярных мышлений, что влияет на нынешнее развитие города. Этот процесс берет свое начало с XX века, когда после первой опиумной войны Шанхайский порт был открыт для иностранных государств. Сюда хлынули британские, французские и американские предприниматели, а также эмигранты, преступники и революционеры. Город приобрел статус города массовой культуры, «порока», джазового шика, интеллектуальных споров и политических интриг.

Сегодня консерватизм и современность соединяются в этой восточноазиатской агломерации легко и свободно, поэтому трудно эту взаимосвязь Запада и Востока назвать борьбой.

ШАНХАЙЦЫ, КАКИЕ ОНИ?

Не случайно Марлен Дитрих говорила: «В Шанхае всё становится иным. Даже мое имя здесь превратилось в Лили».

«Париж Востока» сильно отличается от остального Китая, подчеркивая свою «самость». По сравнению с другими китайцами шанхайцы – белая кость. Из-за тесной связи с Западом в прошлом здесь странная для европейцев и даже для самих китайцев творческая атмосфера. Экспаты в Гонконге и Сингапуре, к примеру, обычно высокообразованные банкиры в белых рубашках, а в Шанхае можно встретить толпы студентов, художников, писателей. Как правило, у шанхайских китайцев либо отсутствует стиль: они покупают то, что им велел масс-маркет, либо безукоризненный, даже немного каталожный вкус в одежде.

Fusion у них во всем: от архитектуры до внешнего образа. Есть мнение, что шанхайцы не особенно заморачиваются в выборе гардероба. Шанхайский стиль прост: чем дороже, тем лучше. Прямо-таки как у россиян. Шанхайцы стали жертвой своих же денег.

Впрочем, туристы не будут страдать от отсутствия красивых вещей. Здесь скоплены огромные ряды модных магазинов, бутиков, мастерских, лавочек для искушенных гостей города. Шанхай – это истинный рай для любителей шопинга. Чего стоит Нанкинская, Северная Сычуаньская улицы, улица Хуайхай.

Не зря существует такое понятие, как «шанхайский стиль», который вплоть до 80-х годов XX века воспринимался как порождение культуры роскоши и потребления, коммерциализации, в противовес более традиционному «пекинскому стилю».

В статье «Дух Шанхая» в 1927 году видный писатель и публицист Чжоу Цзожэнь озвучивает критическую оценку шанхайской культуры «компрадоров, хулиганов и проституток, культуры, совершенно лишенной меры и элегантности».

Разумеется, время сгладило «темпераментные», экстравагантные края шанхайского стиля, но, тем не менее, элементы его здесь всё равно сохранились.

Едва ли можно обойти стороной тот факт, что жители восточной части города (Пудун), выросшей за 15 лет из рисовых полей в мировой финансовый центр, недолюбливают жителей противоположной части (Пукси), якобы ленивых и избалованных исторически богатым на инвестиции западным берегом.

Дело в том, что китайцы, в частности шанхайцы, – трудоголики. Они постоянно везут какие-то грузы: кто на мотоцикл прицепит, кто прямо на себя, словно на вьючную лошадь. Но при этом у них есть одно, пожалуй, специфическое качество: если возникает какая-то проблема, они просто опускают руки и говорят: «Мей йоу банфа», что-то вроде: «Ну что ж, ничего не поделаешь».

Как и в любом крупном мегаполисе, в Шанхае много бедных, но при этом все ужасно доброжелательные, вернее сказать, безразличные. У них нет ощущения, что они внизу социальной лестницы, поэтому живут себе припеваючи и никого не трогают. Шанхай – достаточно безопасный город. Но сложно сказать о том, любят ли здесь иностранцев или нет. Скорее всего, к ним относятся равнодушно, иногда отвлекаясь на selfie с белолицым широкоглазым чужестранцем.

Как уже говорилось выше, в Шанхае много экспатов, так что привыкнуть к новому образу жизни не так уж и сложно, иностранцы никогда не были здесь редкостью. Однако стоит отметить, что у некоторых инсайдеров в Шанхае складывается двоякое впечатление от местных жителей.

Доподлинно известно, что китайцы первыми изобрели шелк, бумагу, порох, компас и другие полезные вещи, которыми сейчас пользуется всё человечество. Превосходство китайцев над другими народами в развитии цивилизации было настолько велико, что это породило чудовищный комплекс собственной полноценности.

Например, шанхайцы – действительно шумный и своенравный народ, хотя и неагрессивный. Язык у них резкий, каркающий. Они имеют привычку кричать при беседе и, будучи незакомплексованными в принципе, четко следуют выражению «что хочу, то и ворочу»: не смущаются ходить в пижамах по улице, мусорят, постоянно толкаются и лезут без очереди, бравурно пытаются кашлем выгнать из себя всю ту хворь, что в них сидит, чтобы после этого смачно и также звучно выплюнуть это безобразие на тротуар, на панорамное обозрение всему окружению… А «писающие мальчики» – это вообще отдельная тема для разговора.

Кто-то этого не замечает, плавно вливаясь в ритм жизни оживленных азиатов. По совету некоторых соотечественников, здесь надо просто суметь погрузиться в состояние легкой глупости и безалаберности. Кого-то, наоборот, это сильно тревожит, поэтому шанхайские китайцы превращаются в их глазах в беспардонных, прилипчивых и громких людей.

Большое внимание шанхайцы уделяют физической нагрузке. Все живут по какому-то неписаному режиму: как только стемнело (здесь это ровно в 18:00), все выходят на улицы совершать «крестный ход» по парковой зоне, вокруг «гардэна». Главное – идти или бежать.

Даже если шанхайцы на работе, они всё равно делают маломальскую зарядку под музыку в перерыве: к примеру, хлопают в ладоши или слабо стучат по ногам, разгоняя кровь. С утра они так же, как и вечером, делают на улице упражнения.

Многим может показаться, что все азиаты похожи друг на друга. Однако это ошибка. Шанхайские китайцы – отдельная нация, они не такие добрые и веселые, допустим, в сравнении с тайцами. Мужчины здесь не худые, а вполне крепкие и высокие.

Иногда создается впечатление, что они страшно неаккуратны, поскольку любят отращивать ногти на руках. И хотя почти сразу замечаешь, что длинных ногтей всего лишь (!) от одного до трех, всё равно хочется спросить: «Почему бы вам их не постричь? Или вы на Грушинский фестиваль собрались, струны на гитаре дергать да вместо отвертки болты закручивать?»

Между тем длинный ноготь в Китае, в частности в Шанхае, никак не связан с неряшеством. Всё упирается в традиции. Дело в том, что ритуал отращивания длинных ногтей у китайских мужчин даже древнее христианства. Еще три тысячи лет назад считалось, что ногти императора обеспечивают его связь с высшими силами и чем более ухоженными и «долговязыми» они будут, тем лучше будет житься всей империи.

Со временем длинными ногтями стремились подчеркнуть свое богатство, то есть отсутствие необходимости физического труда. В современном Китае эта традиция сохранилась, но модифицированная и связанная уже с нумерологией.

Аналогичная ситуация и в женском секторе. Год за годом одни стандарты исчезают из памяти китайцев, а другие остаются актуальными. И следует заметить, что на сегодняшний день китайский идеал красоты в связи с западными веяниями перетерпел некоторые изменения, которые, к слову, в некотором роде даже пошли на пользу.

Густой слой рисовой пудры, выравнивающий и освежающий покровы, сочные румяна на щеках, багрово-алые губы, резко контрастирующие с белыми зубами, подведенные сурьмой брови, иссиня-черные волосы, убранные в высокие прически или заплетенные в косы и украшенные разноцветными лентами и цветами, семенящая походка – вот портрет китайской девушки или женщины, практически не менявшийся на протяжении столетий вплоть до начала XX века.

Под влиянием глобализации и гуманизации ситуация по прошествии многих лет изменилась. Теперь шанхаянки, к примеру, зачастую близки к нюдовому макияжу и больше не бинтуют (читайте – уродуют) ноги тканями для придания им формы цветка лотоса (бинтование было официально запрещено в 1912 году). Между тем овальные лица с маленькими носами и пухлыми губами, разнящиеся с луноликими северянками, гладкая ухоженная кожа, чуть желтоватая, как у дорогого бильярдного шара, длинная шея и миниатюрная ступня (правда, слава богу, без деформирующих повязок) до сих считаются важными критериями элегантности и сексуальности. Издревле китайцы большое внимание уделяли уходу за телом: применяли лекарственные отвары, настои и мази из женьшеня, лимонника, ариземы, лотоса, лазурника, купались в женском молоке, использовали пахучие вещества, вроде сандала и мускуса, для устранения неприятного запаха. В дело также шли и другие экзотические целебные вещества: медвежья желчь, тигриные когти, черепаховый панцирь и даже истолченный в порошок нефрит.

Красивая «фарфоровая» кожа по сей день является одним из основных атрибутов привлекательной обеспеченной женщины не только из шанхайской Поднебесной. Не удивительно, что китайские красавицы и сейчас тратят усилия на то, чтобы сохранить свою кожу в безупречном состоянии. И стоит помнить, что ценится не бледный болотный цвет, а легкий румянец розовых тонов.

Вообще к женщинам здесь больше требований, чем к противоположному полу. Китайцы любят в своих соотечественницах большие глаза, узкий нос, стройную фигуру с заметными женскими достоинствами. Кроме того, нельзя говорить сугубо о наружном облике. Для азиатов играет важную роль не только внешняя природа человека, но и внутренний мир.

Китайские девушки и женщины особенно щепетильно заботятся о волосах, коже лица, делают маникюр. По мнению китайцев, у настоящей богини руки должны быть грациозными и гибкими, гладкими и светлыми. Не остаются без внимания среди любителей женской красоты и пальчики китайских красавиц. По мнению большинства, они должны быть нежными, изящными и деликатно вытянутыми, но не чересчур костлявыми.

Что касается качества косметологических и парикмахерских услуг, то оно балансирует между «хорошо» и «отлично». Всё зависит от того, сколько вы готовы заплатить. Но в целом цены на процедуры, сравнительно со странами СНГ, смешные, а исполнение прекрасное. Шанхай напрочь разбивает стереотипы о «китайском качестве», взамен укореняя новое твердое убеждение в том, что все вещи, к которым прикоснулась рука китайца, сделаны исключительно добротно, надежно. Конечно, в полуторамиллиардной стране могут быть исключения, которые, бесспорно, лишний раз подтвердят правило.

В силу хорошей генетики у шанхаянок плотная структура волос, но они всё равно маниакально применяют различные маски для поддержания силы своих локонов (в Древнем Китае именно волосы были показателем прекрасного самочувствия, ладных корней, как по линии отца, так и по линии матери, и являлись данью уважения предкам). Тем более не нужно забывать, что экологическая ситуация по всему Китаю, не исключая Шанхай, в настоящее время настолько тяжелая, что является угрозой не только здоровью населения, но и сохранению природной гармонии. Человеческому организму необходимо защищаться от ядовитого смога, кислотных дождей и вредной воды, непригодной даже к поливу, не только контролируя питание и надевая на лицо маски, но и с помощью витаминов и косметических средств.

Заботясь об эстетике и гигиене, шанхаянки тщательно моются, активно прибегая к всевозможным средствам по уходу за телом, чистке лица, баням, омовениям в термальных источниках, акупунктурному лифтингу, действуя по принципу: «намазал – смыл, намазал – смыл».

Поскольку китайцы считают глаза зеркалом души, здесь особенно ценятся выразительные, «глубокие» очи. Сегодня увеличение глаз с помощью пластической хирургии, декоративной косметики, линз (лотки с которыми можно встретить на каждом шагу) и наращенных ресниц – известная в продвинутой Восточной Азии процедура.

Ни для кого не станет сюрпризом, что здесь совершенно естественно делать инъекции гиалуроновой кислоты, пластику лица и груди, отбеливание кожи. Единственное, чем пренебрегают некоторые шанхайские дамы, – это депиляцией в зоне бикини. Неизвестно, почему этот пункт у них страдает.

Что касается эталона красоты иностранца в Китае, конкретнее – в Шанхае, то здесь здорово всё то, чего нет у них самих. Белые волосы, светлая кожа и голубые (зеленые) глаза. И совсем неважно, красивые ли, правильные ли черта лица у человека. Во всем Китае, не только в Шанхае, практически любой приезжий европеец автоматически становится «идеалом». Главное – максимально отличаться от местного населения, и ты на волне успеха.

О ШАНХАЙСКИХ САЛОНАХ

Шанхай расслабляет, здесь всё доступно. Захотел продуктов из супермаркета – позвонил, тебе привезли. Захотел поесть ночью – позвонил, снова привезли, да еще и «спасибо» сказали. Лень мыть голову – пошел в парикмахерскую, тебя за 30 юаней избавили от лишних трудностей.

Салоны красоты в Шанхае располагаются практически на каждом углу. Местные жители любят, чтобы в интерьере всё было «дорого-богато», с искусственным мрамором и живописными коврами. Идея в том, что в жилой и отраслевой архитектуре сразу должен прочитываться статус хозяина. Должно быть четко видно, что одно здание простое и стандартное, а другое – элитарное.

Принципиальное отличие шанхайских «здравниц» от российских в том, что тут чаще всего «мухи отдельно, котлеты отдельно», то есть парикмахерская и маникюрный салон – это в большинстве случаев разные заведения.

Второе глобальное отличие в том, что ценообразование в китайских парикмахерских и маникюрных салонах выстраивается по оригинальной схеме. Например, в России система проста: чем люксовее место, тем дороже там услуги, но больше шансов, что стрижка, укладка, nail-уход будут на высоком уровне. В Шанхае иначе.

Постричься в придорожной цирюльне, чуть ли не «на коленке», без укладки и прочих удовольствий, перед битым зеркалом, с сомнительными полотенцами и копеечным шампунем будет стоить почти столько же, сколько и в ультраоснащенном салоне, где, помимо стрижки, вам вымоют волосы несколько раз ароматными фирменными бальзамами, бережно высушат, причешут в четыре руки, бесплатно сделают приятный массаж головы, соорудят прическу с хитрыми укладочными средствами, предложат вкусный чай с печеньем и разве что не оближут со всех сторон. Кстати, вовсе не потому, что вы иностранец, а потому, что каждый клиент на счету. Причем самое парадоксальное, что сделают это оперативно, на совесть и там и там в среднем за 40–50 юаней (около 400 рублей).

Правда, в Шанхае можно постричься и за 600 юаней. Видимо, там обслуживание гостей космически быстрое, безупречное и включает еще больший перечь возможных опций из серии «почувствуй себя прынцессой». Некоторые соотечественники встречали в парикмахерских только специалистов-мужчин.

Единственное, что нужно подчеркнуть: в некоторых салонах есть риск получить стрижку на китайский манер, а еще шанхайских парикмахеров хлебом не корми, а только дай сделать филировку – излишне настойчиво, пока вовремя за руку не схватишь.

Между тем, несмотря на благополучную ситуацию в «ножнично-расчесочном» деле, в Китае невыгодно менять оттенок волос. Окрашивание выльется в приличные деньги. Например, самое обычное, в один цвет, в премиальном салоне стоит 460 юаней и дороже, со своей краской – 360. В «народной парикмахерской» окрашивание стоит не дешевле, но исполнение будет значительно хуже по качеству, да и кино на плазменном экране не покажут. Зато, как предупреждают россияне, все окрестные фермеры сбегутся смотреть, как украшают «лаовая» – так здесь называют не беседующих по-китайски иностранцев. Краситься и делать перманент нужно осторожно, только в заранее разведанных и не раз проверенных местах. В 99 процентах заведений волосы с непривычки сожгут, а цвета окажутся необыкновенными: зелеными, синими, в лучшем случае – кислотно-оранжевыми или ярко-желтыми.

Проблема в том, что китайские, в частности шанхайские, краски и колеры рассчитаны на жесткие черные азиатские волосы. На тонкой, менее пышной европейской шевелюре они дают зачастую непредсказуемый результат. Ко всему прочему, китайские мастера стабильно передерживают окрашивающие кремы на голове, так как время воздействия красителя на азиатские и европейские волосы тоже разительно отличается, как, впрочем, и концентрация «блондорана» или прочих химикатов.

Ногтевой сервис в южном городе Поднебесной предполагает преимущественно гель-лак Shellac, поскольку местные лаки сходят быстро, как только высохнут. Обычный маникюр без рисунка стоит от 15 до 100 юаней, в зависимости от территориального расположения и класса салона.

И опять же всё зависит от случая: можно оставить бешеные деньги в провинциальном, грубо говоря, антисанитарном «храме красоты», а можно приятно провести время в уютном VIP-салоне за вдвое меньшую сумму. И наоборот. Стоит отметить, что качество маникюра во многом зависит от художественных способностей мастера, если вы, к примеру, любите картины на ногтях, а не классику.

Нельзя не упомянуть, что шанхайский must-have – это массаж стоп. Подобного рода заведения часто встречаются на улице возле «гардэна».

В целом, если резюмировать, «в среднем по больнице» качество стрижки или маникюра все-таки выше в салонах «с именем». В этом шанхайцы не отличаются от обычных людей. Хотя, конечно, везде и всегда найдутся приятные и не очень приятные подарки.

КАК ОТКРЫТЬ САЛОН КРАСОТЫ В ШАНХАЕ?

Beauty-предприятий, открытых русскими, в Шанхае мало. Иностранные салоны в Китае приживаются плохо, как клубника, посаженная в пустыне, поскольку, во-первых, китайцы доверяют свои волосы и тело только китайцам, постоянно напоминая: «Вояопянь-ии-дянь», что значит: «Мне надо дешевле», и никакие маркетинговые ходы зарубежным бизнесменам не помогут. Во-вторых, у отечественных салонов, рискнувших запустить свое дело «на море», мало постоянных клиентов из-за частых переездов и смены локаций нерезидентов.

Успешно здесь существуют только сетевые салоны Eric Paris и Toni & Guy, однако они, стоит отметить, работают по франшизе, выкупленной китайцами.

В целом малый бизнес или стартап, запущенный на юге Китая, требует скромности и готовности много работать, а также конкретной бизнес-модели с достигаемыми целями. Меньше чем через год компания может легко закрыться, главным образом из-за недостаточного внимания к финансовому планированию и слишком оптимистичных ожиданий.

Например, хозяйка салона красоты Nataly, пройдя через шанхайские тернии к парикмахерским и ногтевым звездам, в начале своего пути не надеялась на удачу. Все документы ей оформляла консалтинговая фирма. Однако спустя некоторый промежуток времени салон, не ориентированный на китайцев, приобрел свою клиентуру и на сегодняшний день работает в режиме нон-стоп с 10.00 до 22.00 без выходных.

Регистрация предприятия в Шанхае – дело хлопотное, она может сопровождаться самыми полярными чувствами, от эйфории до полного разочарования и неприятия. Здесь как нельзя лучше подходит изречение Дэн Сяопина: «Переходить реку, нащупывая на дне камни». Наши соотечественники еще более строги к азиатским соседям и оперируют выражением: «Кто жил в Китае, тот в цирке не смеется».

Дело в том, что только на первый взгляд кажется, что открыть свой салон красоты здесь нетрудно. Хотя налоги чуть выше, нежели в России (нужно иметь в виду, что и уровень цен и зарплат здесь тоже чуть выше), но система похожая. Ведение бухгалтерии также мало отличается от отечественной концепции. Но рекомендуют всё равно обращаться к помощи специалистов из-за проблем с языком, особенно в письменном варианте, из-за культурологических и экономических различий, иного менталитета, специфического этикета, разницы в способах и методах сопровождения дел, удивительной прагматичности и расчетливости китайских партнеров. Шанхайская бюрократия весьма изощренная.

Услуги фирм-регистраторов обойдутся в 5–6 тысяч долларов. Государственные пошлины составляют 1,5–2 тысячи долларов. Если говорить об обслуживании компании, то бухгалтерия на аутсорсинге стоит около 150–200 долларов в месяц, аудит – около 500 долларов в год.

Аренда весома по средствам, примерно такая же, как в Москве на Тверской улице. Стоимость ее зависит от того, какой категории вы хотите салон красоты, от места, метража и проч. Если небольшой – примерно 350 тысяч долларов. Если более крупный – около 500 тысяч долларов. Сумма получается внушительной еще и потому, что депозит берут за три месяца вперед, а аренду – за два.

Лицензия здесь нужна для любых услуг, ее получить фантастически сложно! Самое интересное, что если в России для парикмахерских услуг и nail-сервиса лицензия не требуется, поскольку они исключают инвазивное вмешательство, то здесь она обязана быть у организаций с любыми процедурами… и не одна.

В Китае предпринимателю требуется получить две лицензии, которые выдают не на компанию, а на помещение: одна в некотором роде общая, вторая – на работу и разрешение санэпидемстанции.

Оформление лицензии осуществляется перед регистрацией компании. Приходится ждать примерно четыре месяца. Начать регистрацию раньше нельзя. И здесь можно попасть в замкнутый круг. Так, подыскав помещение и став временным владельцем или пользователем объекта с юридическим адресом, бизнесмен идет подавать документы на получение лицензии, при этом следует предоставить списки работников и их санитарные книжки. Однако мастера, соглашаясь на работу, не хотят долго ждать и, наблюдая за долгим процессом и отсутствием ремонта, часто уходят. Даже если, допустим, ремонт будет сделан в сжатые сроки, кассу открыть всё равно не представляется возможным, ибо нет лицензии. Коммерсант всё это время находится в ожидательной позиции. Сотрудники периодически пытаются уйти. В итоге приходится вести очень вкрадчивые разговоры, убеждая мастеров выбрать именно этот салон красоты. Уполномоченные органы позволят открыться только тем, у кого заявленное количество мастеров будет соответствовать их фактическому количеству.

Все специалисты должны иметь квалификацию. Они работают по системе: оклад + сделка (процент от выручки), премии выдаются отдельно. В Шанхае мастера не работают поодиночке, возле каждого стоит подмастерье, который помогает «гуру». Мастер получает примерно 2 тысячи долларов, подмастерье – 500 долларов. В Китае принято, чтобы в салоне скапливалось много профессиональных умельцев, то есть персонала гигантское количество: один открывает дверь, другой закрывает дверь, третий моет голову, четвертый стрижет, пятый подает четвертому ножницы. Чаще всего услуги оказывают китайцы, но порой можно натолкнуться и на иностранцев: итальянцев, французов, даже англичан и швейцарцев. Как только экономика Китая начала развиваться львиными темпами, сюда приехало такое же львиное количество европейцев. Это вызвало парадоксальную ситуацию: рабочая сила иностранца приравнялась к китайской.

Сегодня в Шанхае приветствуются новые корейские технологии. Например, недавно здесь открыли сеть косметических салонов сингапурцы. Их предприятия основываются на применении новых методов ухода в области лица (нити и прочее), открытых их узкоглазыми двоюродными братьями из Южной Кореи. Эти процедуры, разумеется, бьют по кошельку, но у богатых шанхаянок пользуются спросом: уколы ботокса в лоб стоят 60 тысяч юаней, в переводе на американскую валюту – 10 тысяч долларов, филлеры в носогубную область – 30 тысяч юаней, то есть 5 тысяч долларов. В свою очередь, французский косметический салон под названием Gatineau после пафосного открытия быстро обанкротился, поскольку народ туда категорически не шел. Причем даже после того, как его перекупили сами китайцы.

Из перечня организационно-правовых форм, которые подходят для предприятий с иностранными и местными средствами, сразу же отпадают ИП, так как их учредителями могут быть только граждане КНР. Отдельно рассматриваются граждане Тайваня, Гонконга и Макао.

Для зарубежного предпринимателя существует несколько вариантов внедрения своего бизнеса в Китае: совместное предприятие с участием китайского капитала и предприятие со стопроцентными зарубежными инвестициями.

Несмотря на то что преимуществом второго вида компаний является свобода принятия решений, без необходимости получения согласия китайских партнеров, случаются ситуации, когда альтернативы созданию совместного предприятия нет.

Уже упоминалось, что медицина и любые процедуры ухода за телом в Шанхае подлежат обязательному лицензированию. Так вот, лицензируемые виды деятельности, как правило, запрещены для компаний со стопроцентным иностранным капиталом. В связи с этим единственной формой полноценного присутствия иностранного beauty-бизнеса в Китае является совместное предприятие, у которого, безусловно, тоже есть плюсы, например: легкость утверждения и регистрации, возможности пользования ресурсами и связями китайского компаньона.

Однако российские предприниматели утверждают, что быть в одной связке с шанхайскими соучастниками не всегда безопасно, поскольку они бывают крайне ненадежными: «погорело» немало иностранцев, которые открывали что-либо совместно с китайцами.

Тем не менее, хотя риски порой высоки, дилемма, связанная с открытием салона красоты, разрешается только при помощи кооперации с азиатскими средствами.

Организационно-правовой формой совместных предприятий чаще всего является компания с ограниченной ответственностью. Такие предприятия в большинстве случаев открываются в крупных городах, где законодательство благоприятно по отношению к зарубежным инвесторам и много англоязычных людей. Шанхай входит в это число.

Регистрация компании в Китае ничем не примечательная. Между тем сами предприниматели часто отмечают неторопливость процедуры, хотя юридические компании обещают уложиться за четыре месяца. В реальности срок может растянуться от девяти месяцев до года.

Минимальный размер уставного капитала для компании с ограниченной ответственностью составляет 30 тысяч юаней жэньминьби (около 150 тысяч рублей), для компании с ограниченной ответственностью с одним участником – 100 тысяч юаней жэньминьби (около 500 тысяч рублей), для акционерной компании с ограниченной ответственностью – 5 млн юаней жэньминьби (около 25 млн рублей).

На практике зарегистрировать компанию с уставным капиталом в 30 тысяч юаней иностранцу практически невозможно из-за того, что часто этой суммы недостаточно для оплаты подготовительных расходов и расходов на первом этапе работы компании (уставный капитал можно использовать не только на приобретение основных средств, но и на оборотные расходы предприятия). Из уставного капитала можно оплатить расходы по аренде помещения, первоначальные расходы на наем персонала (китайских и иностранных работников), расходы на участие компании в выставках, приобретение товаров.

На практике в Шанхае сумма уставного капитала для сервисной компании – не менее 150–200 тысяч юаней жэньминьби. В качестве взноса также может выступать оборудование, которое в будущем будет задействовано в производстве, но его доля не должна превышать 70 процентов от общей суммы инвестиций. Соответственно, денежными средствами должно быть оплачено не менее 30 процентов уставного капитала компании.

Стоит отметить, что уставный капитал может быть внесен одним платежом полностью в течение шести месяцев со дня создания предприятия, а может быть выплачен в рассрочку в течение двух лет с той же даты (даты получения свидетельства о праве ведения хозяйственной деятельности – свидетельства о государственной регистрации). При внесении уставного капитал частями первый взнос должен составлять не менее 20 процентов. Доля иностранного участника в паевых совместных предприятиях должна составлять не менее 25 процентов от суммы уставного капитала, а в контрактных совместных предприятиях – не менее 25 процентов от суммы инвестиций китайского и иностранного участников.

Когда идет речь об иностранных инвестициях, используется также понятие общего объема инвестиций. Общий объем инвестиций – это сумма, которую инвесторы могут вложить в развитие бизнеса в Китае, в отличие от уставного капитала, который вложить обязаны. Размер суммы может быть равен размеру уставного капитала или же превышать его.

Как правило, срок хозяйственной деятельности предприятий с иностранными инвестициями не превышает 25–30 лет и может быть продлен.

Все иностранные предприятия платят налог на прибыль, который составляет от 25 до 33 процентов. Также стоит отметить, что все предприятия, зарегистрированные и ведущие деятельность в КНР, являются налоговыми агентами для своих сотрудников и уплачивают за них налог на доходы физических лиц.

В Китае применяется прогрессивная шкала налогообложения доходов физических лиц, с ростом дохода ставки изменяются от 5 до 45 процентов, при этом доход не более 2000 юаней в месяц для резидентов и 4800 юаней в месяц для нерезидентов налогом не облагается. При приеме на работу китайских сотрудников предприятие также обязано уплачивать за них социальные платежи, сумма которых составляет около 40 процентов от официально начисляемой заработной платы.

Документы для регистрации компании в Китае (с учетом предварительного утверждения):

  1. бизнес-план компании на период 3–5 лет с момента создания (основные цифры по планируемым расходам, выручке и прибыли);
  2. заявление на создание компании в Китае;
  3. технико-экономическое обоснование (ТЭО), подписанное инвесторами;
  4. устав компании в Китае;
  5. письмо из банка, подтверждающее наличие необходимой суммы капитала у инвестора;
  6. документы, удостоверяющие личность каждого из инвесторов;
  7. аудиторский отчет за последний год деятельности компании-инвестора;
  8. список участников совета директоров, включая их личные данные;
  9. «Документ об утверждении названия компании», выданный Управлением Торгово-промышленной администрации;
  10. договор аренды офиса компании в Китае, а также копия свидетельства на право собственности, заверенная печатью арендодателя;
  11. приказ о назначении юридического представителя и доверенности на право подписи регистрационных документов компании в Китае;
  12. свидетельство о регистрации компании-инвестора или паспорт инвестора (если инвестором является физическое лицо).

 

Основная загвоздка в создании совместных компаний в том, что обычные китайские компании проходит регистрацию в две стадии, а предприятия с иностранными инвестициями – в три: к этапам «регистрация компании» и «пострегистрационные процедуры» добавляется так называемое предварительное утверждение, которое проводят уполномоченные органы Министерства коммерции. Они проверяют, соответствует ли создаваемая компания требованиям законодательства и политики КНР в области привлечения иностранных инвестиций. Это наиболее сложная и ответственная процедура, которая должна завершиться в течение 90 календарных дней с момента принятия документов к рассмотрению. Уполномоченные органы могут выдвигать различные замечания, требующие внесения исправлений. Первый этап завершается получением свидетельства о предварительном утверждении компании.

Далее следует второй этап – регистрация компании, завершение которого знаменуется тем, что предприятие начинает считаться существующим с точки зрения закона. Рассмотрение документов более формально и занимает уже меньший период: от 5 до 30 рабочих дней. Бизнесмен получает свидетельство о праве ведения хозяйственной деятельности.

Пострегистрационные процедуры заключаются в регистрации и постановке вновь созданной компании на учет в различных государственных органах (полиции, Управлении по контролю качества, налоговых органах, Управлении статистики, органах Министерства труда и социальной защиты, таможни), изготовлении печатей и открытии банковских счетов. Большинство этих процедур выполняются последовательно, поэтому для окончания всей бумажной волокиты может потребоваться около двух месяцев.

После того как ваша компания в Китае пройдет все регистрационные и пострегистрационные процедуры, вам необходимо будет оплатить уставный капитал (в том банке, где был открыт счет вашей компании в Китае), обозначенный в «Свидетельстве на право ведения хозяйственной деятельности».

После оплаты уставного капитала необходимо обратиться к аудиторской компании в Китае для проверки инвестиций.

По завершении вышеописанных операций компания может свободно функционировать в соответствии с китайским законодательством, разумеется уплачивая налоги.

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала:

Наталью Писаренко, директора салона красоты Nataly (Шанхай, Китай);
Елену Чистякову, визажиста (Шанхай, Китай).

Согласно решению Тверского районного суда города Москвы от 21 марта 2022 года деятельность американской транснациональной холдинговой компании Meta Platforms Inc. по реализации продуктов-социальных сетей Facebook и Instagram запрещена на территории Российской Федерации по основаниям осуществления экстремистской деятельности. Данный материал опубликован на нашем сайте до принятия Тверским районным судом города Москвы данного решения.

Оставить комментарий

Нажимая кнопку, Вы даете согласие на обработку персональных данных