Главное – осознавать свою цель

Москвитин АлексейОльга Кушнир
2 августа 2020
3 040
Когда любимое дело становится не просто одним из основных занятий в жизни, но еще и приводит к успеху в «красивом» бизнесе, это – стимул и пример. Впрочем, герой нашей статьи успевал во всем, за что бы ни брался. Представляем: Дмитрий Секерин, директор компании «МТ-Центр», преподаватель маркетинга, кандидат экономических наук и просто хороший человек.

Я родился в Заречном, небольшом городке закрытого типа рядом с Пензой. Мои родители – научные сотрудники. Долгое время они работали в НПО по производству стеклопластиков.

 

В школу я пошел рано, в 6 лет, как ребенок раннего развития. С 6-го класса в школе началась химия. Этим предметом я увлекся очень серьезно, тогда мне было всего 11 лет. Нравилось в химии всё, что было связано с экспериментами. Я с удовольствием смешивал реагенты, проводил реакции, ставил опыты. Химического кружка в нашей школе не было, и всю химию я изучал самостоятельно «на дому». Естественно, что по данному предмету я был отличником, потому что все лабораторные сначала проводил дома, а потом уже на уроках. В моем увлечении меня поддерживали родители. С их легкой руки у меня появилась первая химическая лаборатория «Юный химик». Были и свои инструменты, и колбы, и реагенты, вся лаборатория была устроена на балконе. Конечно, не всегда работы проводились аккуратно, однажды я сам надышался вредными парами, в другой раз чуть не отравил какую-то залетевшую птичку. Но экспериментировать, разумеется, не перестал. Этот интерес к опытам сохранился у меня на всю жизнь.

 

Мое детство пришлось на конец 70-х – начало 80-х годов. Компьютеров тогда еще не было. Наверное, поэтому дети того времени много общались друг с другом, часто гуляли на свежем воздухе. Из школьной поры мне запомнилась учительница биологии. Она очень оригинально преподносила темы уроков, и я посещал дополнительно ее кружок. Также хочется отметить классного руководителя – Зимнухову Маргариту Васильевну, учителя русского языка и литературы. Многим из нас, мне в том числе, она привила любовь к книгам.

 

Помимо химии и биологии, было у меня много других увлечений: музыкальная школа, рисование, математический кружок. Рисовал я тоже неплохо. Так, когда мне было 12 лет, две мои картины были представлены на выставке, в кинотеатре «Электрон» (в городе Зеленограде), где периодически выставлялись лучшие рисунки школьников.

Черты руководителя и лидера, как мне кажется, проявлялись во мне с самого детства. В школе я успел побывать октябренком – командиром звездочки из 5 человек, пионером, председателем совета отряда, членом совета дружины, членом редколлегии школьной газеты. Не успел только вступить в Комсомол – его отменили. Лидерство во мне было заложено, скорее всего, отцовским воспитанием, именно отец всегда служил для меня примером, и на него я равнялся.

 

В конце восьмидесятых в нашей стране почувствовался «ветер перемен», мой отец занялся коммерцией, сначала в Пензе, а потом в Москве. Параллельно с бизнесом он продолжал преподавать (и делает это по сей день). Уйдя из НПО «Стеклопластик», он стал преподавать в МГАХМ – Московской государственной академии химического машиностроения, которую сам когда-то и заканчивал. Это один из старейших институтов Москвы, когда-то называвшийся МИХМ. Поэтому к тому моменту, когда я в 1992 году окончил школу, для меня выбор института был практически предопределен, и я стал изучать взаимодействие химии с окружающей средой (химик-эколог), хотя специализация, указанная в дипломе, звучит так: «Машины и аппараты химических производств».

             

Учась в академии, я параллельно работал в фирме отца – «МТ-Центр», мы занимались поставками медицинского оборудования. Не могу сказать, что кризис и дефолт 1998 года как-то сильно повлияли на дела нашей компании. У нас были хорошие партнеры, да и само по себе медоборудование было нужным всегда и хорошо покупалось. Поэтому не было проблем ни с заказами, ни с поставками. Нередко мы работали с маленькими городами. Управления и мэрии просчитывали, что им нужно для своих больниц, и заказывали оборудование у нас. Сейчас эта схема называется «госзаказы».

           

Окончив институт, я поступил в аспирантуру. Для меня само собой подразумевалось, что ученую степень надо получить. Институт к этому времени уже переименовали в Московский государственный университет инженерной экологии. И я начал совмещать образование и работу. В 1998-м, после первого курса аспирантуры, руководил работой торгового дома, который относился к семейному бизнесу, но позже я решил попробовать себя в других разнообразных направлениях деятельности. Кроме того, мне хотелось самостоятельности, и я ушел из семейного бизнеса.

 

Я стремился определиться, понять, какое дело мне интересно, в какой отрасли мне нужно работать. Сначала я работал в турбизнесе, и мне это направление очень нравилось, но большого дохода не приносило. Позже, получив дополнительное образование, я успел поработать таможенным специалистом в ОАО «Московский завод МИКРОМАШИНА» в отделе логистики, затем возглавлял отдел логистики в брокерской фирме.

В 2000 году в Институте экономики и организации предпринимательства я защитил диссертацию и получил степень кандидата экономических наук. В моей работе были приведены результаты любопытных вычислений. Мы с моим руководителем практики Эллой Александровной Варфоломеевой разрабатывали применение функции желательности Харрингтона* к различным областям народного хозяйства.

 

* Функция желательности Харрингтона устанавливает соответствия между физическими и психологическими параметрами исследуемых объектов, данные вычисления применяются в маркетинге (прим. ред.).

 

Суть этой функции желательности можно объяснить так. Допустим, есть несколько товаров, очень различных по качеству, составу, свойству, и сравнить их нельзя. Что лучше завозить или производить? Как сравнить, например, шоколад и металл? А функция желательности Харрингтона позволяет привести эти различные свойства к идентичным и сравнить. Смысл работы был в том, чтобы выяснить, какой пластик лучше применять, на каком предприятии химического машиностроения, стоит ли этим предприятиям пластик заказывать либо нужно создавать свои производительные мощности для его производства.

 

Начиная с аспирантуры, все эти годы я не прекращал преподавательскую деятельность, которую успешно совмещал с работой. В 2005 году я перешел в московский филиал Санкт-Петербургского института внешнеэкономических связей, экономики и права, где стал доцентом кафедры экономики и менеджмента и продолжаю преподавать до сих пор. Кстати, благодаря этому сбылась еще одна мечта моей юности. Когда-то я собирался поступать в МГУ на юридический факультет, стал посещать подготовительные курсы, но впоследствии отказался от этой идеи, поскольку понял, что в группе абитуриентов я далеко не самый талантливый, а конкурс был сумасшедшим: 29 человек на место. В институте же я смог наконец получить специальность «Гражданско-правовая юриспруденция».

 

Вообще, преподавание – это еще одно мое увлечение, моя страсть. Я с интересом наблюдаю, как с каждым годом меняется показатель уровня образования. Можно этот уровень сравнить с синусоидой – графиком, плавно переходящим снизу вверх и наоборот. Слушатели, чьи школьные годы пришлись на перестройку и девяностые, уже гораздо более равнодушно относятся к учебе. К сожалению, могу констатировать, что 90 процентов молодых людей просто не понимают, чего хотят от жизни.

 

С другой стороны, трудно сказать, что у студентов снизился общий уровень образования. Опять-таки основная беда – незнание. Студенты просто не знают, что они будут делать после того, как получат диплом о высшем образовании. Хорошо, если каждый десятый может ответить, для чего ему диплом.

Как преподаватель я очень требователен. Не выношу, когда мне приносят работы, списанные неизвестно откуда. Мало того, что они списаны, так человек еще не удосужился их прочитать! Бывает, что в курсовых работах используют чужие проекты и даже не смотрят, за какой год этот проект. Получается, то, что написали в 1997-м, кто-то взял и переписал в 1999-м, потом в 2001-м еще кто-то переписал, потом еще кто-то в 2003-м. Вроде бы свежий проект, а все данные устарели еще 10 лет назад. И конечно, я с такими студентами очень строг.

 

На самом деле интересно наблюдать, как меняются цели других людей, но порой пересматриваешь и свои приоритеты. Я прекрасно помню себя, когда окончил институт. Тогда я и подумать не мог, что моя жизнь будет связана с перманентным макияжем и с медициной в целом. Я был абсолютно уверен, что медициной и химией буду заниматься разве что только на пенсии… Но зигзаги жизни приводят нас иногда туда, куда мы сами и представить не могли. Так случилось и со мной. В 2007 году я снова пришел работать в «МТ-Центр». Тогда-то у нас и возникла идея заняться перманентным макияжем. О какой-то конкуренции в области перманентного макияжа говорить в то время было еще очень даже рано. Мы до сих пор проводим исследования, по результатам которых оказывается, что каждая четвертая или пятая женщина вообще не знает, что такое перманентный макияж. Нашей задачей было найти инновационную технологию, принципиально новое оборудование, не представленное на российском рынке.

 

Для работы с перманентным макияжем необходимо было базовое медицинское образование. Медицина мне всегда была интересна, поэтому я решил изучить перманентный макияж и поехал на обучение в Германию, в штаб-квартиру компании РИЗО, производящей оборудование и препараты для перманентного макияжа.

 

В результате довольно продолжительного обучения косметологии и перманентному макияжу я сам получил статус преподавателя. Всему этому я, как исследователь, был очень рад. Мне до сих пор приносит удовольствие смешивание различных препаратов: люблю смотреть, что из этого получится. Я по-прежнему экспериментатор, поэтому у меня в офисе оборудована мини-лаборатория. Мой интерес к химии и экспериментированию позволил применить знания в работе. Я теперь с уверенностью могу сказать, какие процессы происходят у нас в коже при введении пигментов и что из этого в конечном итоге выйдет. Я могу это донести до людей на базе научных процессов, а на лекциях прямо демонстрирую в виде опытов. На наглядном примере слушатели лучше понимают принцип действия тех или иных препаратов.

 

Меня часто спрашивают, как я всё успеваю. Как бы банально ни звучало, но если работа планируется, то очень много времени остается свободного. Самое простое средство – составление графика дел.

Почему нет детей? С возрастом, после 30 лет, думаешь об этом всё меньше и меньше, привыкаешь жить один. Может быть, я еще приду к необходимости семьи. В этом плане мне импонируют взгляды европейцев, у которых жениться и заводить детей принято лет в 40–45. Поэтому я как-то не тороплюсь завести семью. Зато у меня четыре племянника – младший брат старается за всех.

 

Преподавая и работая, я успеваю общаться с друзьями и получать удовольствие от жизни. Спросите, когда же отдыхаю? Я просто больше люблю трудиться. Конечно, езжу на море, но выбираю пассивный отдых, при такой-то активной жизни… Дайвингом, например, я не занимаюсь, осматривать туристические достопримечательности не люблю.

 

Чаще всего отдыхаю в Египте, хотя, конечно, сейчас он уже совсем не тот, что раньше. С Египтом у меня многое связано еще со времен работы в туристическом бизнесе. Эта страна мне нравится, естественно, из-за моря. Также езжу в Болгарию. Я не любитель длительных перелетов и поэтому ни разу не бывал, например, в Индии.

 

Мой любимый театр – «Сатирикон». Мне интересны постановки Константина Райкина. Если говорить об актерской игре, то мне всегда нравилось исполнение Аросевой. Правда, в театре сейчас я бываю редко, зато после каждого спектакля остаются яркие воспоминания.

 

Что касается литературы, то мне нравится Акунин, его серия романов про Фандорина, Пелагею. Очень симпатичен Роберт Асприн, его цикл «МИФология». Я обрадовался, когда нашел 4 новые книги этого автора, и конечно, получил удовольствие от прочтения. Из классики недавно перечитал «Обломова» Гончарова – и пришел к выводу, что многие вещи начинаешь осознавать, уже когда проживешь часть жизни.

 

Всё, чем я занимался в жизни до настоящего момента, мне было интересно. Возможно, именно поэтому у меня всё и получалось. Ведь когда человеку интересно, дело спорится. Когда нет интереса, и дело идет «абы как». Интерес, любознательность и тяга к новым знаниям – это основное. Но самое главное – иметь цель и не лениться к ней идти. А ведь многие люди вообще не имеют цели в жизни. Порой спрашиваешь человека: «Ты пришел утром на работу, сидишь весь день у своего компьютера, играешь в какие-то пасьянсы, ждешь, когда закончится день, чтобы пойти домой, сесть и смотреть телевизор. Получается, целый день жизни у тебя ушел в никуда. В чем цель такого времяпрепровождения?» Таких людей мне понять очень трудно.

 

Я по природе натура целеустремленная, и меня интересуют в первую очередь такие же целеустремленные люди. Или те, кто хотя бы пытается найти в жизни свою цель. Если спрашиваешь человека: «Кем ты себя видишь через 30 лет?» – и слышишь в ответ: «О, я не знаю», это значит, что у такого человека жизнь идет по принципу «плыву по течению». На самом деле мы тоже должны жизни помогать. Помните поговорку: «Хочешь есть калачи – не сиди на печи!»? Поэтому нет стандартного пути, ведущего к успеху. Всё индивидуально, но если человек определился со своей целью, то он, по крайней мере, уже намечает свой путь к ней. А значит, самое важное для человека, чтобы он осознал свою цель.

Оставить комментарий

Нажимая кнопку, Вы даете согласие на обработку персональных данных